обстоятельства с которыми нормативные акты связывают какие либо юридические последствия называются

Обстоятельства с которыми нормативные акты связывают какие либо юридические последствия называются

В соответствии с теорией права разъяснение (толкование) нормативных правовых актов осуществляется государственным органом, которым принят (издан) соответствующий акт, или в рамках судебного производства при рассмотрении конкретных обстоятельств дела.

Кроме того, официальные разъяснения законодательства Российской Федерации, а также особенности его применения могут содержаться в постановлениях, определениях Конституционного Суда Российской Федерации, постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Отмечаем, что вопрос разъяснения норм федерального закона, принятого в Российской Федерации, уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, в постановлении от 17 ноября 1997 г. № 17-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что разъяснения соответствующих норм федеральных законов являются официальными государственными предписаниями, обязательными для исполнения, адресованными персонально не определенному кругу лиц и рассчитанные на многократное применение. Кроме того, разъяснения содержат конкретизирующие нормативные предписания, общие правила, имеющие нормативный правовой характер и притом наделенные той же юридической силой, что и разъясняемые ими акты – федеральные законы.

Следовательно, разъяснение должно приниматься, подписываться и обнародоваться в том же порядке, что и разъясняемый им законодательный акт.

Если же разъяснение принято без соблюдения требований статей 105, 106, 107 Конституции Российской Федерации, предъявляемых к принятию федеральных законов, то оно не может рассматриваться аутентичным официальным разъяснением закона.

Таким образом, вопросы, связанные с неоднозначным пониманием правоприменителями положений федерального закона Российской Федерации подлежат урегулированию Федеральным Собранием в порядке, предусмотренном для принятия федеральных законов.

Касаемо действия (юридической силы) нормативных правовых актов Российской Федерации полагаем возможным отметить, что соответствие документов (в том числе нормативных правовых актов) установленным требованиям, оценка корректности их оформления (в том числе в части соответствия обязательным или рекомендательным нормам и правилам) и их юридическая сила могут быть определены органом, составившим (издавшим, принявшим) такой документ, или соответствующим судом.

Источник

Признание нормативных правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений // Обзор практики

7a9d0539 e791 4a3f ab4a dca3f0b705fc

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика. Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.). Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1]. Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции. Действующее законодательство прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.

В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.

1. Нарушение системности законодательства

Дело о максимальном годовом доходе

Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ). Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме. Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.

Читайте также:  аминокислота фенилаланин в каких продуктах содержится

2. Неопределенность формулировок

Неопределенность требований к конкурсу

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности. Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.

Сложные формулы и коэффициенты расчета

Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ. Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г. № 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».

3. Неопределенность содержания

Несоблюдение требования формальной определенности

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

Проблемы в процедуре оспаривания

Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.

1. Отсутствие алгоритма оценки

Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.

Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту. Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования

Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.

Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу 3-32/2014

Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края. Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Дело касалось оспаривания Закона Брянской области от 11 мая 2006 года № 29-З «Об отходах производства и потребления». Суд указал, что термины «сортировка» и «переработка» отходов отсутствуют в федеральном законодательстве, а потому «оспариваемая норма не соответствует требованиям формальной определенности, что недопустимо, поскольку неопределенность содержания законодательного регулирования порождает ее неоднозначное толкование и, следовательно, произвольное применение».

Арбитражный суд Ивановской области от 17 мая 2012 г. по делу А17-121/2012

В указанном решении суд, напротив, пришел к выводу, что термин «взвешенное вещество», содержащийся в правилах приема сточных вод абонентов в систему коммунальной канализации города, является определенным, поскольку он «не является правовой нормой и, следовательно, не порождает неопределенность его правового понимания. Понятие указанного словосочетания содержится в толковых словарях и должно применяться в соответствии с правилами русского языка».

Вывод

Таким образом, в настоящее время отсутствует единая методология при проведении оценки определенности формулировок, составляющих текст нормативно-правовых актов. В одних случаях суды жестко придерживаются позиции о необходимости раскрытия терминов, используемых в тексте нормативного источника, – либо в самом акте, либо в вышестоящих источниках (как правило, федеральном законе). Однако в других аналогичных ситуациях суды полагают достаточным для ясности и определенности нормативного акта наличия описания терминов, содержащихся в нем, в толковых словарях.

Такая разница в подходах не согласуется с требованием единообразия судебной практики и правовой определенности, в связи с чем на сегодняшний день мы можем говорить о недостаточной реализации возложенной на суды задачи по осуществлению нормоконтроля для сглаживания противоречий между нормативными источниками и создания стройной и ясной системы нормативно-правовых актов.

Читайте также:  автобоксы на крышу какой выбрать

Процедура оспаривания ― в нескольких слайдах

Юристы Deloitte Legal подготовили наглядную презентацию, описывающую основные этапы процедуры оспаривания нормативных правовых актов. Вы можете их скачать ― они приложены в виде презентации к этой заметке.

[1] Постановления КС РФ от 25 апреля 1995 года № 3-П, от 15 июля 1999 года № 11-П, от 27 мая 2003 года № 9-П, от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П, от 11 ноября 2003 года № 16-П, от 21 января 2010 года № 1-П.

[2] Постановление ЕСПЧ от 28 октября 2003 года «Дело «Ракевич (Rakevich) против Российской Федерации» (жалоба N 58973/00), см. также: постановление Европейского суда по делу «Санди Таймс» против Соединенного Королевства (N 1)» (Sunday Times v. United Kingdom (N 1)) от 26 апреля 1979 г., Series A, N 30, § 49.

[3] См.: Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральный закон от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», Методика проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 года № 96.

[4] Словосочетание «как правило» использовалось в следующем контексте: «площади, сдаваемые Арендатором с согласия Арендодателя в субаренду или для осуществления совместной деятельности с иным юридическим и физическим лицом, как правило, не могут превышать 70% площадей Арендатора».

Источник

Статья 8 ГК РФ. Основания возникновения гражданских прав и обязанностей

1. Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

1.1) из решений собраний в случаях, предусмотренных законом;

2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;

3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;

4) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;

5) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;

6) вследствие причинения вреда другому лицу;

7) вследствие неосновательного обогащения;

8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц;

9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Комментарии к ст. 8 ГК РФ

Вместе с тем ст. 8 допускает возможность возникновения гражданских прав и обязанностей на основании действий и событий, хотя и не предусмотренных правовыми нормами, но не противоречащих общим началам и смыслу гражданского законодательства. Таким образом, приведенный в комментируемой статье перечень не является исчерпывающим, и возможно возникновение прав и обязанностей из иных оснований.

2. Действия, являющиеся юридическими фактами, принято разделять на правомерные и неправомерные. К последним относятся действия, совершенные с нарушением требований закона или иных нормативных актов. Статья 8 ГК упоминает среди оснований возникновения гражданских прав такие неправомерные действия, как причинение вреда другому лицу и неосновательное обогащение.

Воля лица, направленная на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, может выражаться не только в активных действиях, но и в молчании. При этом молчание признается выражением воли совершить сделку лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или соглашением сторон (см. ст. 158 ГК и коммент. к ней). Так, в соответствии с п. 2 ст. 540 ГК договор энергоснабжения, заключенный на определенный срок, считается продленным на тех же условиях, если до окончания его действия ни одна из сторон не заявит о его прекращении или изменении либо о заключении нового договора. Согласно п. 4 ст. 468 ГК товары, переданные с нарушением условий договора купли-продажи об ассортименте, считаются принятыми покупателем, если он не сообщит продавцу о своем отказе от товара в разумный срок.

3. Среди оснований возникновения гражданских правоотношений в ст. 8 прежде всего названы договоры. Договор в рыночных условиях стал основным юридическим фактом, порождающим гражданские права и обязанности. В силу принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 ГК, он, как правило, заключается по свободному волеизъявлению сторон. Нормы о плановых актах как основании договора, содержавшиеся во всех нормативных актах СССР (Положениях о поставках и др.), утратили силу. Однако некоторые законы упоминают властные акты, из которых возникает обязанность заключить договор. Так, ст. 6 Закона о естественных монополиях предоставляет органам регулирования естественных монополий право определять потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, и (или) устанавливать минимальный уровень их обеспечения в случае невозможности удовлетворения потребности в товарах в полном объеме. Из акта этого органа возникает обязанность субъекта естественной монополии по требованию потребителя заключить договор (см. коммент. к ст. 421 ГК).

Часть вторая ГК расширила круг поименованных договоров, т.е. договоров, которые урегулированы ГК. Однако развитие рыночных отношений вызывает к жизни и иные договоры, не поименованные в ГК. Из подп. 1 п. 1 комментируемой статьи вытекает, что гражданские права и обязанности могут возникать также из не предусмотренных законом, но не противоречащих ему договоров. В таких случаях возможно применение норм, регулирующих сходные отношения, т.е. аналогии закона (см. ст. 6 ГК и коммент. к ней).

4. Акты государственных органов (органов законодательной и исполнительной власти) и органов местного самоуправления названы в подп. 2 п. 1 ст. 8 в качестве самостоятельного юридического факта, порождающего возникновение гражданских прав и обязанностей. В отличие от действий (бездействия) граждан и юридических лиц акт государственных органов и органа местного самоуправления является властным актом, порождающим административные отношения. Лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, такой акт может служить также основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. Например, при невыполнении упомянутого выше акта органа регулирования естественных монополий этот орган вправе дать предписание субъекту естественной монополии заключить договор и при его неисполнении наложить административный штраф. В то же время акт, определивший потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, создает для них право требовать заключения гражданско-правового договора от субъекта естественной монополии путем предъявления иска в суд.

Читайте также:  какие последствия после ковида могут быть у взрослых

Акт государственной регистрации юридического лица служит основанием его создания (см. ст. 51 ГК и коммент. к ней). Утвержденный соответствующим комитетом по управлению имуществом план приватизации является тем административным актом, который порождает право требовать заключения договора купли-продажи приватизируемого объекта (сделки приватизации). Законом, иными правовыми актами предусмотрены и другие административные акты, порождающие гражданские права и обязанности.

5. Гражданско-правовые последствия вызывает не только принятие административного акта, но и воздержание или уклонение от его принятия. Так, при неправомерном уклонении государственного или иного органа от государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица у них возникает право обжаловать такое уклонение (бездействие) в суд (см. ст. 51 ГК и коммент. к ней). Статья 16 ГК предусматривает право гражданина или юридического лица требовать от государственных органов или органов местного самоуправления возмещения убытков, причиненных как их незаконными актами (иными действиями), так и бездействием.

6. В подп. 3 п. 1 комментируемой статьи в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей названо судебное решение. Впервые ГК придал судебному решению характер юридического факта, порождающего гражданские права и обязанности. ГК закрепил сложившуюся практику, согласно которой судебное решение может не только изменять или прекращать уже возникшие гражданские права и обязанности, но и служить основанием их возникновения.

Особенно важное значение в качестве юридического факта имеет судебное решение по спорам, возникающим при заключении договоров. В соответствии со ст. 446 ГК при споре сторон о договоре последний признается заключенным на указанных в решении суда условиях. Эта норма означает, что при наличии решения о понуждении заключить договор на определенных условиях договор считается заключенным, даже если одна из сторон не выполняет решение суда. То же самое следует сказать и о судебном решении в случаях разногласий сторон об условиях договора, если такой спор подведомственен суду. Спорное условие договора действует в той редакции, которая определена решением суда.

Юридическим фактом является также решение суда, которым несовершеннолетний объявлен полностью дееспособным (ст. 27 ГК) или решение суда о признании права муниципальной собственности на бесхозную недвижимую вещь (ст. 225 ГК).

На практике признание решения суда юридическим фактом означает, что с момента его вступления в законную силу гражданские права и обязанности считаются возникшими и не требуются какие-либо действия по принудительному исполнению судебного решения.

Именно такое значение придано в ст. 165 ГК судебному решению о признании действительной сделки, требующей нотариальное удостоверение, если сделка исполнена, а одна из сторон уклоняется от нотариального удостоверения. При наличии судебного решения о признании сделки действительной не требуется ее нотариальное удостоверение (см. коммент. к ст. 165 ГК).

Под судебным решением в соответствии со ст. 11 ГК следует понимать судебный акт суда общей юрисдикции, арбитражного суда и третейского суда.

7. Подп. 4 п. 1 комментируемой статьи устанавливает, что имущество может быть приобретено не только по договору или иной сделке, но и по другим предусмотренным ГК и иными законами основаниям. К таким основаниям ГК относит возникновение права собственности на имущество в силу приобретательной давности (см. ст. 234 ГК и коммент. к ней), на находку (см. ст. 228 ГК и коммент. к ней), на безнадзорных животных (см. ст. 231 ГК и коммент. к ней), на клад (см. ст. 233 ГК и коммент. к ней), на вещи, от которых собственник отказался (см. ст. 226 ГК и коммент. к ней).

8. В подп. 5 п. 1 комментируемой статьи к действиям, вызывающим возникновение гражданских прав, отнесено создание произведений науки, литературы, искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности. Гражданские права на эти произведения возникают в силу самого факта их создания.

Иной подход необходим к упомянутым в этом подпункте изобретениям. Результат интеллектуальной деятельности в этом случае должен быть признан изобретением в порядке, предусмотренном Патентным законом, т.е. право на изобретение должно быть подтверждено патентом.

Недоговорный характер имеют также обязательства вследствие неосновательного обогащения, регулируемые гл. 60 второй части ГК. При этом возникает обязанность возвратить имущество, приобретенное или сбереженное одним лицом за счет другого без оснований, установленных законом или иными правовыми актами, а также сделкой (см. п. 1 ст. 1102 ГК).

10. Из п. 2 комментируемой статьи вытекает, что в качестве возникновения гражданских прав может рассматриваться не один юридический факт, а их совокупность. Традиционно в этом случае к основанию возникновения обязательств применяют термин «сложный фактический состав».

Правило, установленное п. 2 ст. 8, нашло развитие в ряде статей части первой ГК (см. ст. ст. 131, 164 ГК и коммент. к ним). То же следует сказать о части второй ГК. Норма, согласно которой право собственности на имущество, если требуется государственная регистрация, возникает с момента регистрации, закреплена в ст. ст. 551, 564 ГК. В силу этих норм право собственности на недвижимость возникает у покупателя не при заключении договора, а после государственной регистрации этого права. Однако договор купли-продажи недвижимости не регистрируется, а государственной регистрации подлежит только переход права собственности. Право же собственности на предприятие переходит к покупателю с момента его регистрации независимо от того, что и сам договор продажи предприятия тоже подлежит государственной регистрации. Таким образом, основанием возникновения (перехода) права собственности на недвижимость, в том числе на предприятие, служит совокупность юридических фактов (договор и государственная регистрация права собственности на недвижимость).

Источник

admin
Своими руками
Adblock
detector