образование обладает свойствами какого блага

Особенности высшего образования как экономического блага и некоторые практические следствия этих особенностей

Работа Б. Джонстоуна и П. Шрофф-Мета «Финансирование и доступность высшего образования: международное сравнительное исследование оплаты обучения и мер финансовой поддержки», представленная на семинаре, проведенном в Екатеринбурге в июне 2001 г., является фундаментальной работой по проблеме обоснования необходимости разделения затрат в высшем образовании и определения его возможных форм. В статье обсуждаются основные положения этой концепции и высказываются альтернативные мнения.

С. М. Кадочников,
Уральский институт экономики, управления и права

ОСОБЕННОСТИ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ЭКОНОМИЧЕСКОГО БЛАГА И НЕКОТОРЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ СЛЕДСТВИЯ ЭТИХ ОСОБЕННОСТЕЙ

Работа Б. Джонстоуна и П. Шрофф-Мета «Финансирование и доступность высшего образования: международное сравнительное исследование оплаты обучения и мер финансовой поддержки», представленная на семинаре, проведенном в Екатеринбурге в июне 2001 г., представляется фундаментальной работой по проблеме обоснования необходимости и определения форм реализации концепции разделения затрат в высшем образовании. Настоящим мы предлагаем некоторые свои соображения относительно этой концепции.

Высшее образование с точки зрения экономической теории можно рассматривать как экономическое благо, обладающее полезностью с точки зрения его потребителей и требующее затрат на свое производство. Как и любое другое благо, оно предлагается в экономической системе и в отношении его имеется определенный спрос. Особенностью этого блага является то, что оно может рассматриваться как смешанное общественное благо. С одной стороны, увеличение числа потребителей этого блага не влечет за собой значительного снижения полезности, доставляемой каждому из них. Высшее образование как экономическое благо обладает свойством относительного несоперничества (неконкурентности) в потреблении. С другой стороны, потребители могут быть ограничены в доступе к потреблению этого блага, то есть в получении высшего образования. С этой точки зрения высшее образование обладает некоторыми характеристиками частных благ. В целом же, мы вправе говорить о высшем образовании как о смешанном общественном благе.

Еще одна важная особенность высшего образования как экономического блага состоит в том, что оно имеет высокие положительные внешние эффекты с точки зрения развития экономической системы. Высокий уровень человеческого капитала в экономике, связанный с хорошо развитой системой высшего образования в стране, как правило, положительно коррелирует с высокими темпами экономического роста, общим уровнем экономического и социального развития общества.

Две названные особенности высшего образования позволяют рассматривать два альтернативных источника финансирования высшего образования&nbsp- общественное финансирование и финансирование из бюджетов домашних хозяйств&nbsp- как неравноправные. Общественное финансирование, безусловно, должно иметь приоритет в системе финансирования высшей школы, что, с другой стороны, никоим образом не умаляет значимости частного финансирования. Здесь уместно сказать, что не следует понимать общественное финансирование лишь как государственное финансирование из централизованного бюджета федерации. Поскольку положительные внешние эффекты от высшего образования распределяются неравномерно и в большей степени представлены либо на территориальном, либо на профессиональном (отраслевом) уровне, общественное финансирование подразумевает участие бюджетов территорий (муниципалитетов), а также финансирование со стороны предпринимательских союзов, фондов, крупных компаний. Последнее обстоятельство имеет два важных следствия для системы финансирования высшего образования в России.

Первое. В российской системе высшего образования должен появиться механизм финансовой поддержки со стороны фондов и компаний. Это в равной степени относится как к государственным, так и к негосударственным вузам России. Сложившаяся практика исключительного финансирования деятельности негосударственных вузов за счет оплаты со стороны домашних хозяйств существенно сдерживает перспективы развития конкурентоспособной системы высшего образования, ограничивая капитальные вложения в отрасли. Университеты и институты должны активнее искать новые формы финансирования своей деятельности со стороны заинтересованных субъектов из сферы бизнеса.

Второе. Создание новой системы финансирования высшего образования включает создание механизма кредитования частных лиц для получения этой ступени образования. Альтернативные формы такого механизма включают системы грантов и займов. Опираясь на высказанные выше соображения относительно приоритетности общественного финансирования, мы полагаем более оправданной систему грантов, в которой основная тяжесть финансового бремени ложится на общественное финансирование. И в этом случае общественное финансирование следует понимать широко, включая грантовое финансирование со стороны фондов и отдельных компаний.

Источник

Образование: общественное или частное благо

Рассматривая результат образовательной деятельности, то есть знания, получаемые потребителем и воплощенные в товарной форме в виде диплома об окончании ВУЗа по определенной специальности, следует обратить внимание на специфическую особенность образования как товара, т.е. блага.

Образование как благо является результатом исторически длительной социальной эволюции общества. Закрепляя результаты научной деятельности, образование развивает познавательные и практические свойства общественного человека, способствует удовлетворения его социальных потребностей, которые непрерывно растут.

Подавляющее большинство благ являются частными, в основном это товары, которые, как правило, распределяются на индивидуальной платной основе. Потребление частного товара исключает потребление его другим лицом, и выгоды от этого потребления достаются только частному владельцу. Для распределения этих благ наиболее всего подходит ценовой механизм, который связывает производителей частных благ (объем производства, ассортимент продукции, качество и т. п.) и потребителей (их вкусы, платежеспособный спрос).

Общественные же блага отличаются свойствами неделимости и неконкурентности. Они предоставляются по принципу безвозмездности и конечно финансируются за счет государственного бюджета.

Их потребление одними членами общества абсолютно не исключает возможность потребления другими, а безвозмездность их использования обеспечивает система налогообложения.

При рассмотрении образования как общественного блага и его внешнего эффекта следует отметить наличие высокого уровня неопределенности, что создает непреодолимые трудности количественного измерения общественного блага.

В рыночных условиях не следует рассматривать образование только как общественное благо, которое имеет признаки неконкурентности и неделимости в потреблении, так как в принципе можно исключить человека из круга потребителей данного блага. Чаще сегодня определяющим ограничивающим фактором является цена образовательных услуг как негосударственного образовательного сектора, так и контрактного обучения в рамках государственного образования, где, несмотря на принцип всеобщей доступности образования, оно может стать недоступным по ценовым факторам для потребителя с низким уровнем дохода или через ограничения бюджетного финансирования в рамках государственного заказа.

Принцип неконкурентности, т.е. потребление блага одним человеком, не должен уменьшать возможность потребления его другим, но не может быть нарушен в момент поступления в вуз, когда потребители образовательных услуг конкурируют друг с другом, создавая конкурс на одно место. Еще одним подобным фактором может быть уровень базовой подготовки, который позволяет претендовать на обучение определенных отраслей науки.

В то же время услуги образования сохраняют черты общественного блага. Потребность в услугах образования как общественного блага выражается,

— во-первых, через механизм общественного выбора посредством определения ВУЗа, факультета, специальности, которые будут зависеть, прежде всего, от статуса образования и высококвалифицированной работы в обществе

— во-вторых, через реализацию социальных потребностей людей в своем дальнейшем духовном и интеллектуальном развитии в процессе обучения.

Особенность образовательных услуг заключается в том, что эффект, получаемый человеком и обществом, трудно оценить количественно.

Рассмотрение образования с позиций общественного блага позволяет выделить и другое его фундаментальное свойство – неконкурентность.

Суть этого заключается в том, что каждый человек изначально выступает совладельцем принадлежащих всему обществу знаний.

Потребление образовательных благ одним индивидом не должно исключать потребление образовательных услуг для других людей. т.е. потребление знаний одним лицом не приводит к сокращению потребления этих самых знаний другими лицами, потому что знания неразделимы.

Профессиональное образование все больше приобретает признаки частного блага, потому что,

— во-первых, высокий уровень профессионального образования является предпосылкой предпринимательского успеха и залогом социальной защиты от стихийного спроса на рынке труда;

— во-вторых, образование является одной из сфер самореализации личности, ее творческого потенциала,

— в-третьих, полученные знания рассматриваются как интеллектуальная собственность, человеческий капитал, который дает доход.

Последипломное образование также имеет больше признаков частного блага, потому что приобретается потребителем на правах платности, конкурентности, независимо от формы собственности вуза.

Рост частных элементов института профессионального образования подтверждает сложный характер образования как смешанного блага.

Так, с одной стороны образование находится в общественных благах по признакам доступности, затратности и неделимости потребления, когда потребление одними субъектами не исключает потребления другими субъектами, а также способствует общему позитивному внешнему эффекту в виде повышения образованности, культуры и производительности нации. Производство таких благ может влиять на общий объем и эффективность их распределения среди потребителей.

Поэтому образование относится к тем благам, которые преимущественно обеспечиваются государством.

С другой стороны, спрос граждан на образование, как правило, значительно превышает возможности государственной образовательной системы, расширяя рынок негосударственного образования. Спрос может быть в значительной мере диверсифицированным и поэтому не совпадать с предложением – родители могут стремиться к качественному и фундаментальному образования для своих детей. В таком случае возможно предоставление образования как частного блага, посредством установления платы за такую ​​услугу.

Реализация образования как собственности каждого состоит в том, что знания являются условиями действительного развития общественного человека в воспроизводственном процессе. Люди относятся к знанию как к тому, что им предстоит, потому что блага образования используются в трудовой и общественной деятельности. В этом смысле отношения каждого человека к образованию как к общему условию своей жизнедеятельности входит в структуру общей собственности.

Источник

Образовательная услуга как общественное благо

00144234b7b12db1ecbeb743456f3eba

Рубрика: Экономика и управление

Дата публикации: 19.12.2014 2014-12-19

Статья просмотрена: 8922 раза

Библиографическое описание:

Рацлаф, А. А. Образовательная услуга как общественное благо / А. А. Рацлаф, В. Ю. Ершова, М. Н. Кузнецова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2014. — № 21 (80). — С. 415-416. — URL: https://moluch.ru/archive/80/14517/ (дата обращения: 10.11.2021).

В статье даются определения образовательной услуги, раскрывается понятие образовательной услуги как общественного блага.

Существование общественного сектора экономики преимущественно вызвано наличием общественных благ. Образование, обладающее всеохватывающим характером и способностью проникать почти во все сферы общественной жᴎᴈни и разные стороны человеческой деятельности, воздействующее на разные объекты, явления и процессы социальной жᴎᴈни, которое дает им возможность с той или иной степенью результативности влиять на общее состояние дел в обществе, регулировать и контролировать их.

Отдельное место среди разнообразных услуг, реализуемых как на мировых рынках, так и на национальных, захватывающие образовательные услуги, обладающие большой социальной значимостью. Рынок образовательных услуг, с точки зрения структуры экономики, относится к непроизводственному сектору, доля которого в развитых странах превышает 50 %.

Многоаспектность употребления категории «образовательная услуга» в различных отраслях знаний породила целый ряд её определений. Рассмотрим некоторые из них.

В исследованиях Даниловой Т. В. образовательная услуга рассматривается как объединение результатов образовательного процесса и сопровождающих ему вспомогательных процессов, которая представлена высшими образовательными учреждениями на рынке образовательных услуг и непосредственно направленных на удовлетворение установленных и предполагаемых образовательных потребностей конкретного потребителя [3, с.21].

Читайте также:  в какое время года лучше всего ловить щуку на блесну

По утверждению Бурденко Е. В. под образовательной услугой понимается «…полезный вид труда, который непосредственно удовлетворяет потребность человека в образовании и как материально-вещественный продукт позволяющий удовлетворить образовательную потребность человека самостоятельно (обучающие программы, учебники, пособия и др.)» [2, с. 13].

Лукашенко М. рассматривает образовательную услугу как совокупность целесообразной деятельности, которая удовлетворяет потребность индивида в образовании, и промежуточных образовательных продуктов в форме вещи, которая сопровождает такую деятельность [5, с.15].

Итак, образовательные услуги представляются как средство удовлетворения познавательной потребности человека и потребности в профессионально-квалификационной подготовке.

В Законе Российской Федерации «Об образовании» рассматривается такое определение образования, как «…целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, который сопровождается констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)». Так же в законе указывается «право на образование является одним из основных и неотъемлемых конституционных прав граждан Российской Федерации» [11].

Иначе говоря, образование определяется как: «. общественно значимое благо, под которым понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, семьи, общества, государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенций, определенных объема и сложности». [7]

Итак, каждый человек является потенциальным потребителем образовательных услуг как бесплатных, которые закреплены Конституцией РФ, так и платных, представляющиеся различными субъектами рынка образовательных услуг.

Экономика определяет общественное благо как то, которое люди потребляют, при этом, не ущемляя возможность его потребления другими. Общественное благо в чистом виде встречается очень редко и обычно предоставляется государством.

Если рассматривать образовательные услуги в рамках теории общественных благ, то они являются квазиобщественными благами — благами, по поводу которых возможны ограниченные исключение и конкуренция [4, с. 37–39].

Образовательная услуга как общественное благо является неисключаемым только до некоторого порогового уровня, после которого наступает нехватка данного блага для всех, то есть происходит перегрузка (потребление блага после этого уровня одним человеком будет исключать другого из потребления или уменьшать возможность потребления).

Иную позицию занимает Якобсон Л. И., который относит образовательные услуги к благам, которые обладают особыми достоинствами. Он рассматривает образовательную услугу как частное благо, потребление которого общество в целом желало бы сделать обязательным для всех своих членов.

Для этих благ являются характерными положительные экстерналии. Именно это и будет обусловливать целесообразность их общественного финансирования. Их не всегда возможно отделить от смешанных. С точки зрения возможности исключения и степени использования данного блага, образование как совокупность образовательных услуг потребляется и используется строго индивидуально [10].

Образовательная услуга как общественное благо является социально-значимым, то есть в процессе его потребления возникает положительный внешний эффект.

Потребление образовательной услуги многочисленной частью общества подразумевает повышение культурного уровня населения, снижение преступности и расширение перспектив занятости общества. [9, с. 28].

Общественным благам отводится в национальной экономике значительное место. Их адекватная трактовка, управление их производством, распределение и потребление являются залогом эффективного функционирования и развития национальной экономики. В настоящее время среди ученых нет единого мнения о том, что понимать под термином «общественное благо».

Поддержание знаний и образования как глобального общественного блага является основной задачей для России и международного сообщества, способствующей улучшению качества жизни населения.

Итак, общественные блага — товары, работы и услуги, призванные удовлетворять коллективные потребности, которые нельзя измерить в денежной форме и которые в связи с этим не может дать рынок.

Спецификой образовательных услуг является то, что, по мнению большинства специалистов, они относятся к категории «общественных благ». Образовательная услуга как общественное благо является неисключаемым только до некоторого порогового уровня, после которого наступает нехватка этого блага для всех, то есть происходит перегрузка (использование блага после этого уровня одним человеком будет исключать другого из потребления или уменьшать возможность потребления). Большинство исследователей относят данные услуги к категории «квазиобщественное благо».

1. Аракелян С. М., Демидов К. В., Сергеев А. Г. Система мониторинга, анализа и прогнозирования развития образования и образовательных услуг в РФ: сб. науч. трудов. В 2 т. М., 2002. Т. 1. С. 205–217.

2. Бурденко Е. В. Права работника. — М.: ИИЦ МГУДТ, 2006.

3. Данилова Т. В. Методика оценки конкурентоспособности вузов /Качество и конкурентоспособность в ХХI веке: материалы V Всероссийской научно-практической конференции. — Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2006. — С. 55–61.

4. Ламперт Х. Социальная рыночная экономика. Германский путь / Х. Ламперт. — М.: Дело Лтд, 1994. — 225 с.

5. Лукашенко М. Маркетинг и PR в учебном заведении //Высшее образование в России, 2002. — № 4. — С.32–40

6. Национальный офис Темпус в РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.tempus-russia.ru/erasm.htm (дата обращения 10.04.2013).

7. Образование для инновационных обществ в XXI веке [Электронный ресурс] // Официальный сайт Председательства Российской Федерации в «Группе восьми». URL: http://g8russia.ru/docs/12.html (дата обращения:10.04.13).

8. Самуэльсон П. Экономика / Пер. с англ. В. Д. Антонова, О. Г. Клесмет, А. К. Криворотченко и др. — М.: НПО АЛГОН;ВНИИСИ; Машиностроение, 1993; Дорфман Р. Математическое или «линейное» программирование: нематематическое представление / Пер. с англ. Г. А. Медведева // Вехи экономической мысли / Сост. и общ. ред. В. М. Гальперина. — СПб., 1999.

9. Сланченко Л. И., Валькович О. Н. Проблемы улучшения качества жизни // Экономика устойчивого развития.2011. № 8.

10. Якобсон Л. И. Экономика общественного сектора. — М., 1996. — С. 39.

11. Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 21.10.2014).

Источник

Образование обладает свойствами какого блага

Идея «рыночных отношений», становясь доминирующей в современной России, проникает во все виды человеческой деятельности. Практически все рассматривается сегодня как товар или услуга, а любой человек – как их производитель или потребитель. Не обойдено «рыночным» вниманием и образование. Все чаще в публикациях специалистов говорится (и часто обоснованно) об образовании как о комплексе платных образовательных услуг. Например, таково мнение профессионала в области образования [1]: «Важно то, что мы рассматриваем образование, да и научную работу как услуги. Не как великую миссию (хотя сеять «разумное, доброе, вечное» всегда будет первейшим предназначением вузов), а как практическое реальное дело, нацеленное на удовлетворение потребностей заказчика – самого студента, его будущего работодателя, покупателя научно-технических услуг. Пришло время делать акцент на прагматические вещи. … Наше дело – предоставлять, продавать то, что требует рынок, что необходимо для экономического роста, что нужно, наконец, самому массовому потребителю. … Это уже новая философия высшего и всего профессионального образования. И во многих вузах это понимают». Еще более категорично утверждается в [2], где вуз рассматривается лишь как система по предоставлению образовательных услуг: «Итак, говоря об образовании, следует иметь в виду, что речь идет о процессе предоставления услуг – специфических, особых, но все-таки услуг».

Еще не так давно большинство из нас было убеждено в том, что бесплатное (на всех уровнях) образование – великое достижение и необходимое условие развития страны и вот теперь, по сути, происходит почти полный разворот в общественном сознании. Где же истина? Чем же должно быть образование: индивидуально предоставляемой человеку частной платной услугой или бесплатно предоставляемым всем членам общества общественным благом? И можно ли отождествлять понятие «образование» с понятием «образовательная услуга»? Есть ли явная грань, отделяющая услугу (для личности) от блага (для всех)? Или идея образование, подчиняясь идее всеобщей природной ритмичности и отражая уровень и потребности развития личности и общества, представляет собой непрерывный колебательный процесс между этими взаимодополняющими друг друга крайностями («услугой» и «благом»), и такое колебание – норма и условие развития? Если это так, то как эффективно распределять пропорции между «услугой и «благом» в «услуге-благе»? И можно (и надо) ли этим распределением управлять? Что такое качество образования (о котором сегодня все говорят) применительно к «услуге-благу», как и в чем его измерять? Очевидно, что ответы на эти вопросы невозможно дать без предварительного рассмотрения определяемого природой человекапредназначенияобразования.

Природа человека. Человек – открытая био-психо-социальная система, потому его потребности и, как следствие, реализуемая посредством действий деятельность всегда преследует «интересы» каждой их этих трех составляющих, причем величина весовых коэффициентов между «био» и «социо» во многом определяется уровнем развития «психо» (прежде всего, духовной составляющей). Условно можно считать, что «био» отражает потребности отдельного человека как организма (индивида, личности), а «социо» — потребности социального организма (общества). В действиях человека всегда присутствует личное и общественное. Можно предположить, что чем выше уровень развития «психо» человека, тем больше для него приобретают интересы «социо» по сравнению с «био».

С учетом этого, разницу между «услугой» и «благом» определим следующим образом. Услуга, представляя собой действие одной стороны в интересах другой, всегда ориентирована на «био» конкретных потребителей. Кроме того, понятие «услуга» (семантически) несет в себе элемент обязательства, долга, который получивший услугу должен вернуть оказавшему услугу (в виде денежного эквивалента, такой же или другой услуги). По сути, в услуге реализована идея: «ты — мне, я – тебе». Потому любая услуга всегда явно или неявно предполагает ту или иную плату за нее. Бесплатных услуг не бывает (не случайно оплата выделена в Гражданском кодексе в качестве критерия отнесения действия к услуге).

В отличие от «услуги» «общественное благо» ориентировано на «социо» и связано с принципиально бесплатным предоставлением обществом своим членам возможностей удовлетворения их потребностей, имеющих общественное значение. Если услуга призвана удовлетворить, в первую очередь, потребности ее получающего (потребителя), а уже потом – потребности производителя, которому потребитель платит за услугу, то общественное благо, в первую очередь, преследует цель удовлетворить потребности ее дающего, т.е. общества (производителя), через удовлетворение потребностей получающих его людей. Можно предположить, что чем больше в обществе людей с высоким уровнем развития, тем более весомыми и справедливыми (по распределению) должны быть общественные блага. Увеличение же веса «услуг» по сравнению с «благами» в современном обществе свидетельствует скорее о его нежелательной дифференциации, чем о ведущей к единому социальному организму интеграции.Трудно сказать, возможно ли вообще построение социального организма, реализующего существующую во всех живых организмах идею взаимоСОдействия (термин академика Анохина П.К.)своих членов в интересах общей цели, поскольку такой понимаемой и принимаемой большинством «общей цели» в мире людей нет. Пока человечество, все более культивируя «био», привнося идею услуги даже в семейные отношения, усиленно деградирует как социальный организм и уверенно движется к моменту, когда «наберется число».

Читайте также:  на какой срок можно брать ипотеку на жилье

Соотношение между «био» и «социо» можно считать эффективным, если оно обеспечивает минимальный расход ресурсов (в соответствии с всеобщим природным принципом наименьшего действия) при максимальном развитии личности и общества. Можно предположить, что это соотношение должно отвечать идее «золотого сечения», обладающего важнейшим для самоорганизации систем свойством фрактальности. При этом в нормальных условиях должны превалировать интересы личности (в соответствии с рекомендацией Вольтера: «Живи для себя во имя других»), в экстремальных (войны, стихийные бедствия, …) – интересы общества (в соответствии со словами не так давно широко известной песни: «Раньше думай о Родине, а потом — о себе»).

Предназначение образования. Смертность отдельного человека при невозможности передачи по наследству приобретенных им в течение жизни знаний и опыта приводит к тому, что каждому, вновь рожденному, приходится сначала, развиваясь, приобщаться к тому лучшему, что уже создано действующим старшим и предыдущими поколениями и только потом отдельные представители нового поколения развивают известное. Средством развития человека и приобщения его к социальному опыту, условием преемственности этого опыта и его дальнейшего развития, способом и сущностью социализации (через все институты: семью, формальные образовательные учреждения, церковь, общественные организации, профессиональные сообщества и научные коллективы) и выступает образование. Образ-ования призвано отобразить желаемый (идеальный) про-образ в (психику) человека, заложить в человека «социальный геном развития». В случае успешного образования сформированный образ будет изоморфен прообразу.

Приобщение как приспособление организма к новой для него среде обитания получило название адаптация. Поэтому образование для отдельного индивида можно рассматривать как способ и средство адаптации к существующему социуму, а для общества – как способ и средство целенаправленного формирования индивидов с полезными для личности и общества человеческими и профессиональными качествами.

Основная идея образования – идея развития. Развитие — изменение с усложнением – естественный признак и сущность жизни. С этой точки зрения жизнь есть развитие. При этом любое развитие, как справедливо отмечено в [4], должно создавать условия для дальнейшего развития. Потому основнаяцель образования формирование способной к саморазвитию и стремящейся к непрерывному развитию личности. Достичь такого стремления можно лишь при переходе человеком некоторого порогового уровня развития с обязательной записью (как результата достаточно долгой «тренировки») «рефлекса развития» в подсознание. Благосостояние народа наступит лишь после того, как необходимая для этого модель поведения (через честный труд), осознанно (в процессе образования) сформированная в головах граждан, станет одним из ведущих социальных рефлексов. Вещи (производство, материальные блага) – необходимое и желаемое следствие, но не цель образования. Вспомним классика: любая материальная «разруха» начинается «в головах». Очевидно, что «в головах» посредством качественного образования начинается и преодоление «разрухи» мира вещей, формирование вектора интересов и алгоритмов личностно-социального (социально-личностного) поведения.

Образование играет главную роль в распространении морали нового человека, изреченной две тысячи лет назад как революционный (и обязательный для сохранения и дальнейшего развития человечества, особенно в современных условиях) переход от идеи «око за око» к идее «ударили по одной щеке, подставь другую». Все в мире развивается посредством «скачков-переворотов».

Следовательно, предназначение образования лежит не в «мире вещей», а в «мире идей». Кратко его можно сформулировать так: обеспечениенепрерывного развития личности как условия и средства егоадаптации к социуму иразвития социума[6].

Общая идея непрерывности образования по мере роста социального опыта общества и ускорения процесса его накопления неизбежно привела к современной идее обязательности непрерывного профессионального образования. Однако непрерывное профессиональное развитие, забирающее все большую часть времени человека и рассматриваемое им как условие сохранения и повышения своего материального положения и социального статуса, несет некоторую опасность разобщения людей, ибо узкоспециализированное развитие больше касается отношений человека в «мире вещей», чем в «мире идей», больше «био», чем «социо». При таком развитии культура все более отстает от цивилизации, ибо современные проблемы человечества, элементы «разрухи» в природе и обществе имеют истоки в сознании людей. Выход следует искать на пути усиления культуры. Непрерывное образование должно иметь в качестве главного результата не столько повышение материального благополучия людей, сколько их духовное развитие.

Именно идея духовности, позволяющая отделить «добро» от «зла», объединяет «био» и «социо» и ведет к истинному гуманизму, истинному социальному организму, оптимально объединяющему личное и общественное. Одностороннее увлечение чем-то одним: личным или общественным (при практически полном забвении духовного) породило бесперспективные реализации таких крайних систем общественного устройства, как имевшие место в реальной истории социализм и капитализм. Без духовного процесс стремления к материальному становится недостижимой самоцелью (всегда будет мало), а патологическое поведение многих (богатых) людей будет представляться достижением «свободного» мира. Только на основе духовности можно уменьшить разрушительную поступь цивилизации. Не директивное ограничение технического прогресса (вряд ли это возможно и целесообразно), а ограничение отрицательного влияния прогресса на живое в результате развития сознания людей вследствие правильного образования как «целенаправленного процесса воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства», как того требует Федеральный закон от 13.01.1996 № 12-ФЗ.

Итак, в образовании явно прослеживаются два участника: личность и общество, чьи потребности и интересы неотделимы друг от друга. Потому крайние позиции, одна из которых отождествляет образование с одним из видов товаров в рыночных условиях «купли-продажи» и рассматривает образование как «услугу и предмет экономических взаимоотношений» (эта позиция – следствие рыночной «демократизации»), а другая рассматривает образование только как «благо, бесплатно предоставляемое государством» (хотя необходимость наличия общественных благ – аксиома развития социума) неприемлемы. В первом случае человек может считать себя свободным от общественных обязанностей (он ведь за свое образование заплатил все сам, а, значит, никакому государству и обществу ничего не должен), а во втором случае у человека (нормального) возникает избыточное чувство долга, а у общества — соблазн считать человека своим должником, не имеющим права самому распоряжаться полученным образованием. Между тем образование есть действительно благо, но не только для личности, но и для государства (и как воспитание, и как обучение). Воспитанный профессионал способен и будет заботиться не только о себе или своих близких, но и о своей стране. Сегодня же воспитанность обучающегося считается его личным делом, помогающим жить среди людей и зарабатывать на хлеб. Однако воспитанность, способствующая налаживанию экономических взаимоотношений для выживания, для личной выгоды, и воспитанность, как милосердие, способность жертвовать собой во имя других, имеют различную (и где-то даже противоположную) направленность.

Поэтому образование нельзя считать только «услугой» государства, которую оно предоставляет обучающемуся. Ведь и обучающийся может заявить, что он оказывает «услугу» государству, позволяя ему в процессе образования воздействовать на себя — свободную личность — с превращением в необходимого обществу специалиста с нужным мировоззрением. В части (дополнительного) обучения профессиональным навыкам, способствующего улучшению материального состояния человека (человек может дороже продать свой труд), образование частично может (и должно!) быть предметом купли-продажи, т.е. «услугой». Но в части воспитания, явно не ведущего к материальным выгодам (даже наоборот, порой ведущего к неудачам в «жестком» современном бизнесе), но в целом полезного для становления социального организма общества, образование принципиально нельзя рассматривать как предмет купли-продажи. Воспитание как первая, наиболее важная часть образования – всегда «благо». Без такого понимания надежды на то, что «сеять разумное, доброе, вечное всегда будет первейшим предназначением вузов»[1], вряд ли оправданы. Скорее нам грозит «патриотизм по прейскуранту» [7].

Следовательно, образование — всегда «услуга-благо». Среднее соотношение весов, как и для «личного-общественного», также целесообразно искать в области «золотого сечения». При этом существует некоторый минимальный, обеспечивающий существование и дальнейшее развитие общества, пороговый уровень образования как «общественного блага». На сегодня таким уровнем для России можно считать уровень среднего (полного) образования. Большая часть сверх этого уровня должна быть частной оплачиваемой услугой нужной «мне», меньшая — общественным бесплатным благом, нужным всем «нам». Следовательно, «правильная» система образования должна опираться, во-первых, на «мое» желание получить образование и «мою» готовность «платить» (начиная с послешкольного образования) за него и, во-вторых, на общество (государство), которое обязано помочь каждому получить соответствующее его состоянию (уровню индивидуальных способностей и материальных возможностей) и устремлениям сверхшкольное образование. Итак, образование всегда преследует индивидуально-общественные цели, а поскольку цель есть основной системообразующий фактор, то взаимоСОдействующим индивидуальным иобщественным должна быть пронизана вся структура системы образования. С позиций индивидуально-общественных интересов целесообразно рассматривать и качество образования.

Качество образования. Под качеством любого объекта (предмета, явления, процесса) в обществе потребления целесообразно понимать степень его соответствия своему предназначению. Такое понимание «качества» объекта, отличное от его философского понимания (как совокупности отличительных свойств) в обществе познания, базируется на идее использования (употребления с пользой) объектачеловеком, т.е. качество характеризуется совокупностью отличительных потребительских свойств объекта. Качество имеет то, что потребляется: как естественное, так и искусственное (в таком смысле можно говорить о качестве нефти, автомобиля и трудно, во всяком случае, сегодня, говорить, например, о качестве какой-либо звезды). Данное понимание качества не противоречит известным международным стандартам ИСО (8402 — 1994 г., 9000 — 2000 г.) и толкованиям различных словарей, смысл которых сводится к определению качества как «способности совокупности свойств и характеристик продукции и услуг удовлетворять установленные или предполагаемые требования», а также отечественному стандарту ГОСТ Р ИСО 9000 — 2001: «Качество – степень соответствия присущих характеристик требованиям».

Итак, правильно определить предназначение исследуемого (создаваемого) объекта — первая задача «проблемы качества». Сложность решения этой задачи определяется тем, что предназначение используемых (естественных или искусственных) людьми объектов, отражая их многогранные потребности, также многогранно. К тому же потребности людей, определяясь уровнем их развития, не обязательно совпадают во времени и пространстве. Это приводит к различию взглядов (как различных социальных групп, так и одного и того же человека по мере его развития) на сущность (содержание) качества одного и того же объекта. Потому «качество» чего-либо всегда субъективно: все рассуждения о качестве любых объектов так или иначе «окрашены» индивидуальной или коллективной субъективностью «употребления с пользой».

К тому же следует учитывать, что понятие «польза» всегда подразумевает наличие своей противоположности – «вреда», причем этот вред не обязательно причиняется только тому, кто использует (например, один человек едет на автомобиле, а другие — дышат выхлопными газами этого автомобиля. Потому «пользу» и «вред» надо анализировать с позиций не только индивидуума, но и общества). Как правило, чем больше «польза», тем больше и «вред», причем часто одно сменяет другое или перемешано с другим. Обязательное сосуществование «пользы» и «вреда» как взаимодополняющих друг друга граней потребления (особенно явно это проявляется в мире искусственных объектов) с учетом всеобщности связей все более осознается в современном глобализирующемся мире. За всякую «пользу» надо платить: «плата» (в виде тех или иных затрат или ограничений) и есть «вред». В связи с этим качество в пространстве потребления отражается его стоимостью, различной с позиций производителя товаров (услуг) и их потребителя: для первого важна себестоимость качества, а для второго — его цена. Человек часто отказывается от высокого качества просто потому, что оно ему не по карману (слишком высока цена). Очевидно, что и при производстве, и при потреблении должны учитываться интересы не только конкретных производителей и потребителей, но и всего общества.

Читайте также:  какие признаки характеризуют районный суд как основное звено судебной системы рф

Можно ли образование рассматривать с позиций предназначения, качества, «пользы» и «вреда»? Ведь образование явно не затрагивает физический мир: процесс и результат образования находится, в основном, в голове человека (в виде базы ЗУНов и управляющих их использованием и развитием «программного обеспечения»). Однако именно в голове рождаются прообразы объектов (явлений, процессов) внешнего реального мира, потом в нем реализуемые. Поэтому образование должно иметь предназначение, о котором было сказано выше (обеспечение непрерывного развития личности как условия и средства его адаптации к социуму и развития социума), к нему применимо понятие «качество» (при рассмотрении образования как системы «частная услуга – общественное благо») и, как и все созданное человеком, образование несет не только «пользу», но и «вред». Конечно, не только потому, что образовательные нагрузки ухудшают здоровье обучающихся или потому, что «во многой мудрости много печали», но, прежде всего, потому, что в результате образования в одной голове будут рождаться (и потом реализовываться в мире людей) полезные (для личности и общества) прообразы, а в другой – вредные. Проблема – в разделении пользы (как добра) и вреда (как зла). Свобода человека как условие его творческого развития ведет к обязательности многообразия форм пользы и вреда (напомним чуть измененную поговорку: что одному хорошо, то другому – смерть). Биологическая же одинаковость и социальная общность людей имеет следствием целесообразность некоторого унифицированного восприятия понятий «польза» и «вред». Очевидно, что оба подхода справедливы. Задача – в нахождении оптимальной пропорции, обеспечивающей индивидуальное развитие личностей в пределах нетупиковой «трубки траекторий» развития социума. Естественные, не посягающие на «свободу» человека, границы этой трубки траекторий и ее направленность определяются традиционными нравственными идеалами.

С идеей качества образования непосредственно связана идея образовательных технологий. Можно ли процесс образования (в образовательных учреждениях) рассматривать как технологический процесс? Так как в процессе образования происходит целенаправленное изменение (пре-образование) личности человека, то процесс образования можно условно рассматривать как особый социальный технологический процесс «обработки» и «самообработки» личности человека, направленный на повышение качества человека (при стремлении к минимизации стоимости этого процесса, но не в ущерб качеству). Продукт качественного образования – непрерывно развивающийся (т.е. находящийся в стадии непрерывного пре-образования как результата усилий общества и личности в интересах и личности, и общества) качественный человек с возрастающим качеством жизни, способным удовлетворять не только материальные, но и (и это главное) растущие духовные потребности. По мере развития вторых первые приходят в норму. Приоритет духовного – условие безаварийного, нетупикового пути развития личности и общества. Высокое качество образования всегда имеет следствием высокое качество человека и общества, что обеспечивает дальнейшее повышение качества образования и т.д. [9].

Частое повторение слова «качество» может навести на мысль об очередном слове-заклинании (наряду с уже «апробированными» в отечественных условиях «рынком» или «демократией»). Ведь само по себе качество, в том числе и образования, всегда было важно. Однако никогда ранее проблема определяющего качество человека качества образования не стояла так остро, как сегодня. В конечном счете, и предотвращение глобальных катастроф в масштабе человечества, и национальная безопасность в государственном масштабе, и личное благополучие каждого определяются сегодня, в первую очередь, качеством человека. Без императива качества образования как источника и условия достижения качества человека, человечество не выживет. Некачественное образование сегодня ведет к будущему без «завтра».

За признанием императива качества образования закономерно следует идея управления (управление – базирующееся на принципе предвидения целесообразное воздействие) качеством образования (см., например, [10]). Эту идею многие исследователи рассматривают в рамках модной ныне идеи «всеобщего управления качеством» («тотального управления на основе качества») — TQM (Total Quality Management). Однако необходимо учитывать, что в обобщающей известные идеи (и это уже немало, ибо обобщение – сущность познания) и, в целом, полезной концепции TQM во главу угла ставятся рыночные отношения и первым принципом провозглашается ориентация на потребителя. Т.е. применимость данной концепции ограничена «обществом потребления», обществом, в котором люди взаимодействуют только как производители и потребители через оплачиваемые товары и услуги. Однако даже для такого «усеченного» общества в данной концепции «всеобщего управления» почему-то выпадает вопрос о «качестве потребителя». Где и как «производится» потребитель, который «всегда прав» (ведь общеизвестно, что и отдельные люди, и даже большие коллективы часто ошибаются)? В концепции TQM этот вопрос не рассматривается.

Между тем, очевидно, что и потребности потребителя, и возможности их удовлетворения во многом формируются в процессе образования, причем, чем выше качество образования как «услуги-блага», как воспитания и обучения, тем выше не только качество удовлетворения потребностей, но и качество самих потребностей. Потому истинно всеобщее управление качеством (Truth Total Quality Management – TTQM) — есть управление качеством образования. И оно должно осуществляться одновременно в интересах и личности, и общества, а не просто потребителя как «организации или лица, получающего продукцию» (как требует отражающий основные идеи TQM отечественный ГОСТ Р ИСО 9000: 2001, п.3.3.5).

Как обеспечить высокое качество управления качеством? Одно из главных условий для этого — наличие достоверной информации. Любое управление, реализуясь через последовательность целесообразных действий, опирается на метрологическую информацию (о состоянии объекта управления и внешней среды), точность которой во многом определяет эффективность управления. Особенно это важно для управления сложными системами, наиболее сложной из которых является человек. Качественное образование и управление образованием невозможны без измерения качества человека, приращение которого – основной показатель качества образования. Проблема – в том, что и как (с помощью каких мер) измерять в человеке, ибо его самопознание еще далеко не завершено.

На этом пути можно руководствоваться следующими идеями. Поскольку человек — есть многомерная система, то можно выделить несколько основных граней (сторон) человека, каждая из которых обязательна для целостности человека и частные качества которых составляют качество человека в целом, например: духовно-нравственную, интеллектуально-психическую, социально-мировоззренческую и физическую. При этом каждая из четырех сторон — эмержентное свойство системы «подкачеств» более низкого иерархического уровня. Совокупность этих сторон образует четырехмерное пространство качества человека, которое можно представить в виде декартова произведения 0097 4075, так что качество каждого человека можно отобразить упорядоченной четверкой 0097 4076духовно-нравственного (Д), интеллектуально-психического (И), социально-мировоззренческого (С) и физического (Ф) потенциалов (показателей). Если полное отсутствие какой-либо составляющей обозначить через «ноль», а относительный идеал — через «единицу», то значение каждого из потенциалов будет лежать в диапазоне «больше нуля, но меньше единицы». Тогда качество человека можно отобразить в виде совокупности численных значений этой упорядоченной четверки 0097 4076. Тогда «норме» физиологически «нормального» человека будет соответствовать множество наборов таких «четверок» с диапазонными значениями показателей качества. Эту четверку можно дополнять интегральным показателем качества 0097 4077, являющимся произведением чисел этой четверки, причем для повышения важности первых трех качеств можно ввести для них повышающие весовые коэффициенты (так что физические недостатки в этом интегральном показателе не будут играть решающей роли).

Поскольку выделение указанных сторон условно ввиду целостности человека, то их частное оценивание должно производиться в рамках «единой методики оценки качества человека», опирающейся на специально сконструированное (по аналогии с существующей физической системой СИ) функционально полное «метрологическое пространство человека». И разработка такого пространства, и создание указанной методики – дело весьма непростое. Прежде всего, потому, что в человеке пока больше непонятного, чем понятного. К тому же под классическую (полностью физическую) метрологию попадают только отдельные показатели качества физического здоровья человека. Но как и в чем можно измерить нефизические составляющие качества, например, милосердие или доброту? Очевидна необходимость использования внефизических единиц измерения, осуществления динамического наблюдения, целесообразность шкалирования. Представляется, что в основу диагностирования всех отмеченных составляющих пространства качества человека можно положить тестовый метод. Конечно, составление достоверных тестов дело крайне сложное и трудоемкое, требующее привлечения самых различных «частных» специалистов по человеку (психологов, физиологов и т.д.) и «общих» специалистов (по теории систем, синергетике и др.). Начать же процесс метрологизации человека как основы его квалиметрии целесообразно с обоснования метрологического базиса человека.

При этом не стоит бояться «грубого» влияния классической метрологии на «тонкий» мир чувств и попыток «алгеброй поверить музыку гармонии». Идеи классической метрологии верны. Как бы это не казалось невозможным, но мир чувств так же измерим (всему есть мера), как и мир физический, хотя и посредством только относительных, косвенных измерений (в том числе дважды или более косвенных: на основе нескольких количественных «абсолютных» измерений физических параметров формируется косвенная оценка качественного параметра, который, в свою очередь, входит составляющим элементом в качественный параметр иерархически более высокого уровня и т.д.). Если допустить, что любое физически нерегистрируемое качественное состояние организма имеет взаимно-однозначное отображение в физическом мире в виде той или иной совокупности количественно регистрируемых физических параметров его состояния (их мы знаем пока далеко не все), то, с учетом наличия протяженности (диапазонности) проявления качества даже в условиях погрешностей измерения физических параметров можно сформировать метрологически регистрируемое количество достоверных качественных состояний организма, позволяющее проводить их упорядочение как основу шкалирования. Шкала же – уже метрология, позволяющая сопоставлять качество некоторого множества людей. Потому любой тест как алгоритм формирования качественной оценки (одной или нескольких) может быть однозначно связан с соответствующей ей «физической метрологией».

На гармоничное формирование и развитие выделенных и, в общем-то, давно известных сторон человека и должны быть направлены усилия по управлению образованием в образовательных учреждениях (прежде всего, через качество преподавателей, а также качество образовательных стандартов и программ, учебно-методического обеспечения, научных исследований, оборудования и т.д.).

Основываясь на биопсихосоциальной природе человека и соответствующей ей индивидуально-общественной предназначенности образования, в качестве инвариантного ядра системы образования целесообразно выделить идею-триаду: «профессионализм, патриотизм, нравственность», каждая составляющая которой сегодня важна примерно в равной степени для целостного развития личности, возрождения и развития России.

Источник

admin
Своими руками
Adblock
detector