объектом изучения каких дисциплин является речь

Культура речи как научная и учебная дисциплина (определение, предмет изучения, основные задачи, место в ряду других лингвистических дисциплин)

dark fb.4725bc4eebdb65ca23e89e212ea8a0ea dark vk.71a586ff1b2903f7f61b0a284beb079f dark twitter.51e15b08a51bdf794f88684782916cc0 dark odnoklas.810a90026299a2be30475bf15c20af5b

caret left.c509a6ae019403bf80f96bff00cd87cd

caret right.6696d877b5de329b9afe170140b9f935

Выделяют следующие аспекты культуры речи: нормативный, коммуникативный, этический.

Нормативный аспектподразумевает формирование, соблюдение и изменение норм, которым должны следовать все носители литературного языка. Изменение норм связано с тем, что сам язык находится в постоянном развитии, что соответственно вызывает изменение норм. Для культуры речи как научной дисциплины необходимо вовремя отмечать колебание нормы, выделять стилистическую принадлежность вариантов и фиксировать изменение нормы. Нормативный аспект культуры речи – один из важнейших, но не единственный.

Мало добиться нормативности, правильности текста; нужно, чтобы он выполнял поставленную коммуникативную задачу,то есть способствовал успешной коммуникации. Язык располагает большим арсеналом средств. Главнейшее требование к хорошему тексту таково: из всех языковых средств для создания определенного текста должны быть выбраны такие, которые с максимальной полнотой и эффективностью выполняют поставленные задачи общения, или коммуникативные задачи. Изучение текста с точки зрения соответствия его языковой структуры задачам общения получило название коммуникативного аспекта культуры речи.Этот аспект имел значение ещё в античности,когда развивались основныеположения риторики.

Источник

Культура речи: предмет и задачи дисципины

КУЛЬТУРА РЕЧИ: ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПИНЫ


1. Культура речи как учебная дисциплина

Культура речи изучается в высших учебных заведениях как составная часть цикла гуманитарных дисциплин, предназначенного для студентов всех специальностей.

В современную эпоху высшее образование имеет особо важное значение для обеспечения устойчивого развития общества по пути экономических реформ, построения правового государства и гуманизации социальных отношений.

Предметом культуры речи как учебной дисциплины являются нормы литературного языка, виды общения, его принципы и правила, этические нормы общения, функциональные стили речи, основы искусства речи, а также трудности применения речевых норм и проблемы современного состояния речевой культуры общества.

Главной целью курса культуры речи является формирование образцовой языковой личности высокообразованного специалиста, речь которого соответствует принятым в образованной среде нормам, отличается выразительностью и красотой.

Достижение этой цели в полном объёме требует не только внимательного изучения литературы по темам курса, но и дальнейшего самообразования, с методами которого знакомит данный курс.

Соблюдение норм поведения, уважение к участникам общения, доброжелательность, тактичность и деликатность составляют этическую сторону общения.

Этические нормы составляют необходимую часть культуры речи, а культура речи, в свою очередь, является важной частью общей культуры человека.

2. Культура речи как обновляющаяся область научно- практических исследований

Культура речи как особая научная дисциплина начала складываться в 20-ые годы 20 века благодаря работам В.И.Чернышова, Л.В.Щербы, Г.О.Винокура.

Изменение социального порядка после 1917 года вызвало новую культурно-языковую ситуацию. В публичном общении стали принимать участие широкие слои населения, ранее не владевшие грамотой. Произошло изменение сфер общения, резко снизился уровень речевой культуры общества в целом.

Все эти процессы стали предметом внимания учёных. Стали появляться научные труды, содержавшие анализ речевой практики общества и его отдельных социальных сред, а также работы, в которых предлагались методы повышения грамотности и развития речевой культуры участников публичного общения.

Среди важнейших работ того времени следует назвать работы Г.О.Винокура «Культура языка» (1929), С.И.Карцевского «Язык, война и революция» (1922), А.Горнфельда «Новые словечки и старые слова» (1922), А.М.Селищева «Язык революционной эпохи. Из наблюдений над русским языком последних лет (1917-1926)» (1928). Эти работы были посвящены изучению факторов, ведущих к разрушению норм литературного языка, выявлению и описанию участков языковой системы, наиболее чувствительных к нарушению литературной нормы, и методам повышения грамотности, распространения знаний о языке, воспитания уважения к правильной речи.

Затем после длительного перерыва интерес к проблемам культуры речи вновь повышается в 1960-ые годы. Особую роль в это время сыграли работы В.В.Виноградова, С.И.Ожегова, Д.Э.Розенталя.

В 1957 году издаются «Избранные работы по русскому языку» академика Л.В.Щербы. В состав этого сборника вошел ряд статей, посвященных речевой деятельности и проблемам обучения языку. В 1959 году в «Избранных трудах» А.М.Пешковского переиздаётся его статья, написанная в 1923 году, «Объективная и нормативная точка зрения на язык», посвященная научному определению понятия языковой нормы. В 1960 году в «Избранных работах по русскому языку» С.П.Обнорского печатается его работа «Культура русского языка».

В.В.Виноградов в статье «Русская речь, её изучение и вопросы речевой культуры» («Вопросы языкознания» 1961, № 4) и других работах обратил внимание на проблемы изучения культуры речи: существование субъективно-вкусовых оценок, присущих определённому времени и определённой среде, динамичность нормы и её стилистическое разнообразие.

В этот период проблемы нормирования языка, пропаганды речевой культуры исследуются в работах Б.Н.Головина «Как говорить правильно. Заметки о культуре речи» (1966), В.А.Ицковича «Языковая норма» (1968), В.Г.Костомарова «Культура языка и речи в свете языковой политики» (1965) и других учёных. Выходят сборники научных статей «Вопросы культуры речи», «Язык и стиль».

В 1970-ые годы выходят работы В.Г.Костомарова «Русский язык на газетной полосе» (1971), С.И.Ожегова «Лексикология. Лексикография. Культура речи» (1974), Л.В.Успенского «Культура речи» (1976). Интерес к вопросам культуры речи в науке увеличивается после нового изменения языковой ситуации в конце 1980-ых годов. Среди наиболее известных научных работ о состоянии речевой культуры общества на рубеже 20-21 веков можно отметить коллективную монографию «Русский язык конца ХХ столетия» (1996), работы О.А.Лаптевой «Живая русская речь с телеэкрана» (2000), В.Г.Костомарова «Языковой вкус эпохи» (1994), а также учебники по риторике Н.Н.Кохтева, Ю.В.Рождественского и других авторов, учебники по культуре речи.

Так как общественная жизнь не стоит на месте, то специалистам по культуре речи требуется постоянно следить за происходящими социально-языковыми процессами и оперативно учитывать проблемы речевого взаимодействия людей в своих рекомендациях. Поэтому работа исследователей в области культуры речи сочетает в себе накопление объективных данных о состоянии речевой культуры общества, объяснение этих данных при помощи новейших лингвистических методов и разработку методов обучения речевым нормам и навыкам эффективного общения широких общественных слоёв. Такая работа основывается на систематическом обновлении фактических данных и методического инструментария, что и делает культуру речи постоянно обновляющейся областью научно-практических исследований.

3. Основные понятия культуры речи

Для того чтобы разобраться в путях и способах самостоятельного развития речевой культуры, необходимо ясно представлять содержание и объём понятий данной дисциплины.

Речь воспринимаема, конкретна и неповторима, преднамеренна и направлена к определённой цели, она обусловлена ситуацией, субъективна и произвольна. В речи функции языка проявляются в различных сочетаниях с преобладанием одной из них.

Речевая культура личности индивидуальна. Она зависит от эрудиции в области речевой культуры общества и представляет собой умение пользоваться этой эрудицией. Речевая культура личности заимствует часть речевой культуры общества, но вместе с тем она шире речевой культуры общества. Правильное пользование языком предполагает собственное чувство стиля, верный и достаточно развитый вкус.

Речевая культура общества есть отбор, собирание и хранение лучших образцов речевой деятельности, образование литературной классики и следование нормам литературного языка. Такого понимания речевой культуры придерживается Ю.В.Рождественский (Общая филология. М.: 1996, С. 14).

Конечно, в рамках науки о культуре речи рассматриваются не только примеры высокого уровня владения литературными нормами и правилами общения, но и случаи нарушения норм как в речевой деятельности индивида, так и в речевой практике общества.

Основными понятиями культуры речи являются также такие понятия как литературный язык, нормы языка, стиль, языковой стандарт, языковая личность, виды и формы речи, речевой этикет.

Источник

Науки, изучающие речь

Двадцатый век высоко поднял уровень изучения феномена «речь» в его разнообразных аспектах. Напомним, что не пренебрегали речью многие старые, даже древние, науки: языкознание — в лице таких прославленных ученых, как В. фон Гумбольдт, М.В. Ломоносов, Ф.И. Буслаев, Ф. де Соссюр, А.А. Потебня, Л.В. Щерба; логика — наука о формах правильного мышления; поэтика, теория словесности, теория сценической речи, риторика. В XX в. возникли новые науки, направления: психолингвистика, социолингвистика, теория коммуникации и массовой коммуникации, исследования речи ребенка и шире — речевого развития человека, формирования языковой личности, теория билингвизма, лингвистика текста и т.д. Новый импульс развития получили такие отрасли лингвистики, как стилистика, особенно функциональная, возникли коммуникативный и функциональный подходы в грамматике, появились исследования разговорной речи, статистика языка и речи, семиотика, компьютерные языки, возникла фонология, что способствовало пониманию механизмов кодовых переходов во внутренней речи. Лингвистика перешагнула границы предложения, чтобы заняться исследованиями текста, его компонентов, их внутренними связями и моделями.

Широкий размах получила культура речи: диапазон ее интересов — от норм литературного языка до коммуникативной целесообразности выбора средств языка.

Возрождается герменевтика — наука о толковании древних текстов, теперь она расширила свои интересы до толкования любых текстов, до понимания чужой речи, понимания человека человеком.

Возникли науки высоких обобщений: философия языка, математическая лингвистика. Ведется поиск, разрабатываются гипотезы в области космической лингвистики (в надежде на контакты с внеземным разумом). Применение математических методов в лингвистике открывает возможности в области диагностики и прогнозирования при создании, фиксации и изучении текстов; создаются автоматизированные системы общения «человек — машина», компьютерного перевода с языка на другой язык, редактирования текстов.

Все более сближаются науки, изучающие речь, ее порождение и текст, с культурологией, другими социальными науками. Этому способствует, в частности, теория дискурса, позволяющая связать речь, текст с прагматическими, социокультурными, психологическими факторами, с ментальностью, традициями, философскими, мировоззренческими позициями общающихся. Успешно развивается паралингвистика, изучающая неязыковые средства, включенные в речевое общение.

Имеют отношение к речи и такие науки, как текстология и палеография, общая филология, литературоведение, фольклористика и мифология, фразеология и искусствоведение, теория индивидуальных стилей.

Изучение языка и речи требует широкой общекультурной и общенаучной основы.

Некоторым из упомянутых здесь наук в данном пособии посвящены отдельные главы: лингвистике текста, риторике, теории билингвизма, детской речи, стилистике, факторам речевого развития человека. Некоторые будут кратко охарактеризованы в этой главе.

Психология речи. Предметом психологии служат закономерности развития и функционирования психики, таких ее разделов, процессов, как мышление, познание, общение, эмоции, деятельность, отношения, воображение, творчество, память и запоминание и др. Все перечисленные здесь явления теснейшим образом связаны с речью, с ее порождением и восприятием, особенно мышление, которое неотделимо от речи и от языка.

Естественно, поэтому лингвисты обращались к психологии, а психологи — к языку и речи. Так, А.А. Потебня, основатель психологического направления в языкознании, написал книгу «Мысль и язык» (1862 и 1999). Психолог Л.С. Выготский исследовал разные аспекты речи, что и составило содержание его книги «Мышление и речь» (1934). Н.И. Жинкин исследовал становление речи ребенка, функционирование аппарата говорения и переходов с мыслительного на акустический код, в результате чего появился труд «Механизмы речи» (1958). Широкое признание получили книги психологов А.Р. Лурии «Язык и сознание» (1979), O.K. Тихомирова «Психология мышления» (1984). Все эти труды создавались на экспериментальной основе, на стыке наук. Психологические и лингвистические исследования накопили информацию для создания новой науки, которая могла бы ответить на нелегкие вопросы: как человек говорит, как хранится знание в памяти, как оно передается другому человеку, иными словами, как работают механизмы речи?

Психолингвистика. В 1953 г. в Блюмингтонском университете собрались ученые, по преимуществу англоязычные, исследователи речи: Дж. Миллер, В. Ингве, Н. Хомски (Чомски), Д. Слобин, Ян Пруха (чех), Т. Слама-Казаку и др. Они обменялись информацией о своих научных достижениях, гипотезами и решили объявить о создании новой науки — психолингвистики.

В России психолингвистика была подготовлена трудами названных выше психологов и лингвистов; наиболее активно участвовали в проблематике этой новой науки с конца 50-х годов лингвисты А.А. Леонтьев, И.А. Зимняя, P.M. Фрумкина, А.П. Клименко, А.Е. Супрун, Ю.А. Сорокин, Л.В. Сахарный и др.

Психолингвистика изучает следующие свойства речи: ее процессы, мотивы речи, ее субъекта и адресата, интенцию речевую, внутренние процессы речи, кодовые переходы, восприятие речи слушающим. Она исследует развитие речевой способности человека в детстве и позже, овладение неродными языками, языковое воздействие. Нет такой области в теме «Речь», которой так или иначе не коснулась бы эта наука.

Определение предмета психолингвистики имеет варианты. Предметом этой науки называют процессы, механизмы кодирования и перекодирования; языковую способность человека; речевую деятельность и закономерности ее моделирования; наконец,

«соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком, как главной «образующей» образа мира человека, с другой»
(Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. — М., 1997. — С. 19).

Есть и такой вариант: «речь как процесс — и язык». Если грамматика изучает строй языка, его категории, формы и их значения, то психолингвистика изучает как «работает» язык в системе «язык и человек».

Ныне лингвист, интересующийся психолингвистикой, уже хорошо видит, что сами языковые средства выполняют лишь роль формальных операторов в ходе общения и в монологе.

Имеет ли психолингвистика прикладные аспекты? Да, и существенные: ее материалы используются в обучении языкам — родному и неродным, в развитии речи человека, в практических системах отношений в деловом мире, в области культуры и искусства, в исправлении недостатков речи, в риторике — ораторском мастерстве. Она, несомненно, найдет применение и в решении проблем электронной техники, в моделировании систем «человек — машина».

Социолингвистика изучает широкий набор вопросов, связанных с социальными функциями языка. Проблематика социолингвистики: языковой коллектив, роль языка и речи в сплочении народа, в сохранении традиций; языковая политика в многонациональных (многоязычных) государствах; взаимодействие языков внутри страны и на международном уровне, билингвизм и полилингвизм, государственные языки, их изучение; профессиональное общение, терминология, терминоведение; языковые стандарты; разговорная речь, просторечие, арго, диалекты и литературный язык, норма, культура речи; этнические особенности и язык, речь; язык и культура, искусство, роль языка в ораторской деятельности; формы речевого этикета, их социальная специфика, функционирование средств речевого этикета; социальная обусловленность речевого поведения людей.

Социолингвистика получила широкое развитие в XX в. Она представлена в трудах А.Д. Швейцера, Ю.Д. Дешериева, Л.Б. Никольского, Л.П. Якубинского, Б.А. Ларина и др.

В современной России — многоязычном государстве — возникают проблемы и с овладением государственным языком (русским), и с языком преподавания в учебных заведениях в разных регионах: на Украине и в других странах бывшего СССР русскоязычное население выражает протест против ущемления своих прав. Наконец, есть языки, которые уступают в своем развитии, оставаясь в основном на уровне средства бытового общения, молодежь предпочитает русский язык, образование на родном языке не всегда может дать желаемый результат. Конфликты, связанные с языковой политикой, возникают во многих странах мира: в Индии, во Франции, возникали они в бывшем СССР, не исключены и в Российской Федерации.

Читайте также:  в какой момент определить налоговую базу по ндс

Теория коммуникации во многом пересекается с психолигвистикой. Напомним, что коммуникация — это общение, точнее, его вид, обмен мыслями, информацией, идеями. Это специфическая форма взаимодействия людей. Эта наука подчеркивает социальную, гуманитарную природу общения, его идеологическую направленность.

Теория коммуникации испытала на себе некоторое влияние технических наук, в ней подчеркивается информационный аспект. В коммуникации выделяются четыре компонента:

Теория коммуникации использует понятие «обратная связь» как реакцию, как ответ на прямую связь. Обратная связь может иметь невербальную форму, например, роль обратной связи (информации) может выполнить какое-либо действие, вызванное речью коммуникатора.

Теория коммуникации породила ряд научных направлений: теорию речевых (коммуникативных) актов, когнитивные (познавательные) теории, теории массовой информации (коммуникации).

Массовая коммуникация по сравнению с коммуникацией, рассмотренной выше, отличается тем, что:

Основные виды массовой информации и коммуникации:

Массовая коммуникация в современном мире охватила все население цивилизованного мира, многие люди просто жить не могут без телевидения, радио, газет, уличных знаков в городах. Нетрудно заметить, что массовая коммуникация — это быстро прогрессирующая система. Эта система располагает сверхсовременной техникой и огромными средствами.

Власть средств массовой коммуникации над людьми, их политическими позициями, взглядами, вкусами, мышлением и поведением настолько велика, что и государство, и политические партии, и олигархи, не жалея средств, ведут борьбу за свое влияние на прессу, на телеканалы.

Система массовой коммуникации развивает свои научные исследования, создает свою теорию. Основная проблема этой теории — эффективность массовой коммуникации, и не только в целом, но и по ее видам, отдельным формам, по характеру влияния на людей. Изучаются темы, жанры, методы, приемы, вкусы слушателей и зрителей, характер восприятия передач и пр. Исследуется мастерство творцов массовой коммуникации — журналистов, обозревателей, телеведущих, радиодикторов, режиссеров, актеров, композиторов и исполнителей музыкальных произведений; изучаются технические возможности массовой коммуникации: в наши дни новейшие достижения в области компьютерного кино поставлены ей на службу. Наибольшим влиянием на массы людей отличается телевидение, оно объединяет в себе литературное, ораторское, театральное, киноискусство с мастерством журналистики, с отражением волнующей людей животрепещущей действительности. Много значит и скорость передачи информации из любого уголка мира.

Обратная связь в массовой коммуникации выражается в поведении людей: в их реакции на многокрасочную и порой талантливую рекламу (хотя подчас и лживую), в поведении людей на улицах, в голосовании на выборах, в формировании вкусов, в числе других — и литературных, языковых предпочтений.

Семиотика изучает общее в строении и функционировании различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию в человеческом обществе (языки, системы знаков и символов, нормы поведения), в природе (общение животных, реакции растений на изменения в окружающем мире). Примеры знаковых (семиотических) систем: жесты и мимика (их изучает паралингвистика, как и три вида невербальных знаковых систем, включаемых в речь: фонационные, кинетические и графические), азбука Морзе, морская световая сигнализация, математическая символика, язык танца, правила знакомства собак, изменения продолжительности светового дня, вызывающие развитие растений, и многое другое.

Говорят о семиотике лирики поэта, например О. Мандельштама; о семиотике кинофильма или режиссера; о семиотике речевого этикета — прошания, благодарности, извинения, переписки, поведения за столом, на приеме гостей, на дипломатических церемониях и пр.

Создателями, точнее открывателями, семиотики были Ч.С. Пирс и Ф. де Соссюр; однако вскоре было замечено, что сама идея знаковых систем прослеживается в сочинениях Августина Блаженного (V в.), Дж. Локка, В. фон Гумбольдта, А.А. По-тебни, И.А. Бодуэна де Куртенэ.

В русской лингвистике XX в. основы семиотики заложили Н.С. Трубецкой, P.O. Якобсон, В.Б. Шкловский, М.М. Бахтин, Ю.М. Лотман. В их трудах семиотика приобрела не только лингвистическое, но и общее культурологическое звучание, рассмотрены общие закономерности знаковых систем и их использования: закономерность оппозиции знаков, их дифференциации: глухость — звонкость фонем, сидение — стояние в позах.

Для теории речи семиотика совершенно необходима, так как речи не хватает языковых знаков, она остро нуждается и в пара-лингвистических средствах, и в семиотике литературных образов, фигур, тропов, и в азбуке поз и жестов, и в знаковой функции того «фона», на котором происходит общение (весна — осень, день — ночь, дома — на улице), и пр.

Можно назвать в перечне наук о речи лингвистическую прагматику, функциональную лингвистику, теорию речевых актов, теорию массовой коммуникации, теорию перевода, теорию дискурса и другие, а также давно известные науки, получившие в XX в. новый стимул развития, — риторику и неориторику, стилистику, теорию культуры речи. Некоторым из названных научных направлений будет посвящена отдельная глава, некоторые будут прокомментированы в разных главах или проиллюстрированы примерами.

Источник

Объектом изучения каких дисциплин является речь

Науки, изучающие речь.

Двадцатый век высоко поднял уровень изучения феномена «речь» в его разнообразных аспектах. Не пренебрегали речью многие старые, древние науки: языкознание – в лице таких прославленных учёных, как В. фон Гумбольд, М. В. Ломоносов, Ф. И. Буслаев, Ф. де Соссюр, А. А. Потебня, Л. В. Щерба; логика – наука о формах правильного мышления; поэтика, тео-

рия словесности, теория еденической речи, риторика. В XX веке возникли новые науки, направления: психолингвистика, социолингвистика, теория коммуникации… Новый импульс развития получили такие отрасли лингвис-

тики, как стилистика, грамматика, статистика, семиотика, компьютерные языки, возникла фонология.

Возрождается герменевтика – наука о толковании древних текстов,

теперь она расширила свои интересы до толкования любых текстов, до пони-

Возникли науки высоких обобщений: философия языка, космическая и математическая лингвистика. Всё более сближаются науки, изучающие речь, её порождение и текст, с культурологией, другими социальными науками. Этому способствует, в частности, теория дискурса. Успешно развивается паралингвистика, изучающая неязыковые средства, включённые в речевое общение.

Имеют отношение к речи и такие науки, как текстология и палеография, общая филология, литературоведение, фольклористика и мифология, фразео-

логия и искусствоведение, теория индивидуальных стилей. Ниже краткая характеристика некоторых из них.

Во-первых, самая изученная и объёмная, которая лежит в основе созда-

Риторика – одна из древнейших филологических наук, в европейской культуре ведёт своё начало от древнегреческих риторических школ, где фор-

мировалась как учебный предмет, позднее – как наука.

Изначально предметом риторики была живая речь, словесное мастерст-

рия не дошла до нас, но его учение изложил в одном из своих диалогов Пла-

тон – ученик Сократа и крупнейший мыслитель античного мира. В ритори-

ческом учении важнейшее внимание уделялось содержанию речи, её пост-

роению, словесному выражению, запоминанию и мастерству публичного выступления, речь была тесно связана с поэтикой, учением о стилях, логи-

кой, философией. Риторические школы были самыми лучшими учебными за-

ведениями, в них принимали мальчиков 7 лет, их обучали 14 лет, юноши выходили высокообразованными людьми, постигшими науки своего време-

ни, они становились государственными деятелями, политиками, военными, ораторами, поэтами. Лучшие ораторы возглавляли или создавали риторичес-

кие школы (Горгий, Демосфен, в Риме позднее – Цицерон, Квинтилиан.).

Рим, унаследовавший античную культуру, включая риторику, усилил в ней прагматическую тенденцию: цели риторики были обращены к красоте, лаконичности, мастерству речи. Крупнейший теоретик риторики М. Ф. Кван-

тилиан ( I в. н. э.) в 12 книгах риторических наставлений – труде, названном им «Об образовании оратора», придал риторике педагогическую направлен-

Эпоха христианства отвергла риторическое учение как языческое; но практика христианской проповеди достигла необычайной высоты и в «Пос-

ланиях» апостолов Павла, Иоанна, Богослова, Петра, и особенно в «Еванге-

лии», где изложены основы гомилетики (гл. X «Евангелия» от Матфея). Один из крупнейших современных теоретиков риторики Ю. В. Рождественский высоко оценивает «Евангелие» в книге «Теория риторики» (М., 1997).

Эпоха Возрождения открыла Европе античную риторику в её единстве с искусством, её развитие было продолжено во Франции, Италии, Испании – придворный этикет, академическое красноречие средневековых университе-

тов, расцвет поэтики как науки, наконец, политическая риторика Великой французской революции, дипломатическое искусство…

тослава, со слезами смешанное» и др. Древнерусская традиция речи утверж-

дала высокое утверждение к мудрости, словесному мастерству, кротость и смирение в публичной речи, и в беседе. Для речевых произведений характер-

ны нравственно-поучительный пафос, призыв к добродетели, высокий эмо-

циональный накал обращений и призывов, вера в божественную природу, отсутствие подобострастия к сильным мира сего.

копович, М. В. Ломоносов, Н. Ф. Кошанский; до второй половины XIX в. ри-

торика преподавалась во всех гимназиях, лицеях, семинариях, во многих высших учебных заведениях. Для этого периода характерен расцвет академи-

ческого, судебного, политического красноречия: В.О.Ключевский, А.Ф.Кони, А.Ф.Луначарский, К.Е.Тимирязев.

В середине XIX в. в России начался кризис риторики (во Франции на 40 лет раньше): прогрессивная критика обвинила риторику в формализме и фальши, во вредном влиянии на учащуюся молодёжь. Действительно, к 40-м годам прошлого столетия у риторики как у теории красноречия и ораторства появилось второе значение: «речь красивая, но лишённая серьёзного содер-

жания», и сегодня в газетах можно встретить такую фразу: «Если отбросить предвыборную риторику, то депутат И.И.Иванов выступил против и т. д.»;

А.А.Солженицын в новой книге «Россия в обвале» употребил такое сочета-

ние: речи властей «риторны и приторны». Учебный предмет «Риторика» ис-

чезает почти из всех планов учебных заведений, а в XX в. до 80-х годов вообще не преподаётся, за исключением рекомендаций в помощь агитатору и пропагандисту. Соответственно сокращаются и исследования в области рито-

рики в России 60-80-х годов, её продолжали изучать А.Ф.Лосев, В.В.Виног-

радов, С.С.Аверинцев, Ю.В.Рождественский. Изредка издавались античные тексты – сочинения Аристотеля, Платона, Цицерона, [1] переводы с английс-

тичной литературе, где были представлены Демосфен, Лисий, Цицерон.

Лишь в конце 70-х годов XX в. наблюдается рост интереса к риторике, главным образом в среде молодёжи; во Франции ренессанс риторики начался в 50-е годы. Причины возрождения риторики в России обычно указывают следующие:

1. Влияние зарубежного опыта.

2. Осознание потребности ораторских умений в связи с демократически-

ми преобразованиями в стране.

3. Интерес молодёжи к ретро, к забытым и гонимым наукам.

4. Высокий уровень наук о речи в XX в.: появление теории речи (Ф де Соссюр), психологии речи (Ж.Пиаже, В.Штерн, Л.С.Выготский), пси-

холингвистики (Н.И. Жинкин, Д.Слобин, Д.Грин, А.А.Леонтьев и др.), социолингвистики, теории коммуникации, успехи стилистики, семан-

тики, фонологии, функциональной грамматики.

80-е годы стали поворотными: риторика начала своё восхождение к но-

вым высотам – и в исследовательских областях, и в общем образовании. К концу 80-х годов она уже преподавалась во многих ВУЗах и средних учеб-

Возрождающаяся риторика не есть простое повторение давно известно-

го: новые подходы весьма значительны, нередко они обозначаются обновлён-

ным термином – неориторика (Н.А.Безменова и др.).

Бесспорно и то, что роль риторики и как науки, и как учебного предмета значительно возросла за последние два десятилетия.

цеев, средних школ, в колледжах, многих ВУЗах (педагогических, социаль-

ных, юридических, театральных, управленческих и мн. др.). Учебные планы предусматривают в школе от 70 часов, или уроков,-2 часа в неделю в течение одного года – до 240 часов (5 лет). Имеются опубликованные программы для разных ступеней средней школы: В.Я.Коровиной,Ю.С.Пичугова, М.Р.Львова,

А. К. Михальской, Т. А. Ладыженской, С. Ф. Ивановой. Имеются пособия З. С. Смелковой, Н.Н.Кохтева, Н.А.Михайличенко, Л.К.Граудиной, В.В.Вол-

кова, Е.Н.Зарецкой, Д.Н.Александрова и др.

В 80-е годы остро не хватало преподавателей, так как их не готовили и поныне не готовит не один ВУЗ. Лишь в магистратурах и аспирантурах круп-

ных ВУЗов, университетов имеется такая специальность; впрочем, она пока не внесена в официальную, то есть утверждённую государственными орга-

нами, номенклатуру. В настоящее время методика преподавания риторики только формируется.

В развитии риторики как учебного предмета обнаружили себя спорные тенденции: риторика рассматривается в отрыве от предмета «Русский язык», который в школе составляет стержень филологического цикла предметов: её перемещают либо в эстетический комплекс, либо в социальный, культуроло-

гический, либо ставят особняком.

Риторика не включена в федеральный компонент типового учебного плана средней школы, а также в государственный стандарт подготовки учи-

теля в ВУЗе (она обычно преподаётся как предмет по выбору, как специали-

зация и т. п.). Вспомним, что в античном мире она составляла основу единст-

венного типа учебных заведений, дававших высшее образование.

Под названием культура речи сформировалась отрасль языкознания, в которой устанавливаются и объясняются нормы устного и письменного ли-

тературного языка. [4] В зарубежной лингвистике: Sprachkultur или Sprachpflege (нем.), Kultura iazyka (польск.).

Культура речи в лингвистическом понимании имеет две ступени – правильность речи и речевое мастерство: уместность, точность, вырази-тельность, чистота, оригинальность. По культуре речи определяют уровень образованности, культуры человека. В основе культурно-речевого выбора лежит сионимика: лексическая, фразеологическая, грамматическая. Одна и та же мысль может быть выражена различным подбором и расположением слов, словоформ, словосочетаний, предложений.

Исследовательская задача этой отрасли лингвистики – определение объективных языковых норм в произношении, лексике, грамматике; норм, отражающих традиции, закреплённые литературой, мастерами слова, а также тенденций развития языка, обновляющих норму.

Норма в общем соотносится с узусом в пространстве, заключённом охранительной и поисковой позициями. В этом процессе ориентирующими критериями служат:

· стабилизация литературного языка;

· недопущение его расслоения;

Несмотря на то, что рекомендуемые нормы подчиняются закономер-

ностям общих тенденций, нормы приобретают в цивилизованном обществе силу закона не только в образовательных системах, но и в государственных учреждениях при аттестации служащих.

Вопросы культуры речи, понимаемой как норма, привлекают всеобщее внимание, порождают дискуссии. Так, в первой половине XIX в. были споры вокруг попыток запретить употребление иностранных слов, их заменяли рус-

скими, не всегда удачными (мокроступы, колоземица и др.). Революции 1917 года привели к тому, что в художественную литературу хлынул поток диа-

лектизмов: пример – первая редакция «Тихого Дона» М.А.Шолохова. В нача-

ле 90-х годов XX в. в прессу хлынул поток просторечий, жаргонов и даже прямой нецензурщины.

Культура речи рассматривается намного шире нормы.

Психология речи исследует психические функции (мышление, обще-

ние, эмоции и т. д.), неотделимо связано с речью и языком. Лингвисты обра-

щались к психологии, а психологи – к речи. Так, А.А.Потебня – основатель психологического направления в языкознании, написал книгу «Мысль и язык» (1862 и 1999). Психолог Л.С.Выготский исследовал разные аспекты речи, что и составило содержание его книги «Мышление и речь» (1934). Н.И.Жинкин исследовал становление речи ребёнка, функционирование аппа-

рата говорения и переход с мыслительного на акустический код, в результате чего появился труд «Механизмы речи» (1958). Широкое признание получили книги психологов А.Р. Лурии «Язык и сознание» (1979), О.К.Тихомирова «Психология мышления» (1984). Все эти труды создавались на эксперимен-

тальной основе, на стыке наук. Психологические и лингвистические исследо-

вания накопили информацию для создания новой науки, которая могла бы ответить на нелёгкие вопросы: как человек говорит, как хранится знание в памяти, как оно передаётся другому человеку, иными словами, как рабо-

Читайте также:  какие носы бывают у людей по форме названия

тают механизмы речи.

Психолингвистика родилась на конференции в Блюмингтонском университете в 1953 году в результате обмена достижениями самых видных исследователей: Дж. Миллера, В.Ингве, Н.Хомски, Д.Слобин, Ян Пруха и др. В России в проблематике новой науки наиболее активно участвовали А.А.Леонтьев, И.А.Зимняя, Р.М.Фрумкина, А.П.Клименко, А.Е.Супрун, Ю.А. Сорокин, Л.В.Сахарный и др.

Психолингвистика изучает следующие свойства речи: её процессы, мотивы субъекта и адресата, интенцию речевую, внутренние процессы речи, кодовые переходы, восприятие речи слушающим. Она исследует развитие ре-

чевой способности человека в детстве и позже, овладение неродными языка-

ми, языковое воздействие.

Предметом этой науки называют процессы, механизмы кодирования и перекодирования; языковую способность человека; речевую деятельность и закономерности её моделирования и др.

Имеет ли психолингвистика прикладные аспекты? Да, и существенные: её материалы используются в обучении языкам – родному и неродным; в раз-

витии речи человека, в практических системах отношений в деловом мире, в области культуры и искусства, в исправлении недостатков речи, в риторике – ораторском мастерстве.

Социолингвистика изучает широкий набор вопросов, связанных с социальными функциями языка. Проблематика: языковой коллектив, роль языка в сплочении народа, в сохранений традиций; профессиональное обще-

ние, разговорная речь, арго, диалекты, норма, культура речи; формы речевого этикета; социальная обусловленность поведения людей.

Социолингвистика получила широкое развитие в XX в. Она представле-

на в трудах А.Д.Швейцера, Ю.Д.Дешериева, Л.Б.Никольского, Л.П.Якубинс-

кого, Б.А.Ларина и др.

Теория коммуникации во многом пересекается с психолингвисти-

кой. Напомним, что коммуникация – это вид общения, обмен мыслями, ин-

формацией, идеями. Эта наука подчёркивает социальную, гуманитарную природу общения, его идеологическую направленность.

Теория коммуникации породила ряд научных направлений: теорию

речевых (коммуникативных) актов, когнитивные (познавательные) теории, теории массовой информации (коммуникации). Последняя отличается от описываемой тем, что адресована не одному лицу, не требует обратной связи, предоставлена всеми видами СМИ: прессой, телевидением, радио.

Семиотика изучает общее в строении и функционировании различ-

ных знаковых систем, хранящих и передающих информацию в человеческом обществе, в природе. Примеры семиотических систем: жесты и мимика (изу-

чает паралингвистика), азбука Морзе, морская световая сигнализация, мате-

матическая символика, язык танца и мн. др.

Создателями семиотики были Ч.С.Пирс и Ф. де Соссюр; однако вскоре было замечено, что сама идея знаковых систем прослеживается в сочинениях Августина Блаженного ( V в.), Дж. Локка, В. фон Гумбольда, А.А.Потебни, И.А.Бодуэна де Куртенэ.

В русской лингвистике XX в. основы семиотики заложили Н.С.Трубец-

кой, Р.О. Якобсон, В.Б.Шкловский и др. Семиотика приобрела общекульткр-

В перечне наук о речи можно назвать лингвистическую прагматику, функциональную лингвистику, теорию речевых актов, теорию массовой ком-

листику, теорию культуры речи.

Литературно-разговорный стиль – это стиль речи среднеобразо-

ванных людей в более или менее официозных условиях: в театре, на работу, в государственных учреждениях, в учебных заведениях, дома, в присутствии посторонних и пр.

Признаки этого стиля: синтаксические конструкции средней сложности, грамматически правильное построение, словарь строго литературный, прос-

торечных элементов в лексике, фонетике нет; повторы слов редки.

В наше время всё более расширяется сфера подготовленной устной речи: доклады, рефераты, заранее написанные выступления, заученный текст учебника в образовательных ситуациях и пр. Такую устную речь по праву на-

зывают озвученной письменной речью. Привычка «озвучивать» вызубренные тексты, по мнению педагогов-словесников, отрицательно сказывается на раз-

витии свободной, импровизированной устной речи.

Разговорно-бытовой (обиходно-разговорный) стиль – это речь людей того же уровня образованности, но в условиях раскованности, дружеской близости: дома в семье, среди друзей, на отдыхе, за столом… Од-

нако и этот стиль речи не допускает грубых нарушений литературной нормы.

Языковые средства данного стиля: элементы ситуативности в речи, нек-

рупные предложения, оживление в разговоре, повышенная роль интонаций, несколько сниженная лексика, шутливый элемент, диалогичность речи уси-

лена в сравнении с литературно-разговорным стилем.

Просторечие, жаргоны находятся за пределами нормы литератур-

ного языка, поэтому их стилистика не рассматривает. Но и забывать о них нельзя: во-первых, просторечные и жаргонные слова могут быть использо-

ваны писателем, оратором в особых выразительных целях; во-вторых, они случайно «прорываются» в речи некоторых людей, характеризуя их и их стиль речи весьма убедительно.

Примеры просторечия: дурень, дурачина, обалдуй, балда, остолоп, недоумок (о глупых), кумекать, мерекать, мекать (думать). [5]

Не следует забывать, что в речи огромного большинства населения Рос-

сии, несмотря на возросший образовательный уровень, в повседневной жизни не всегда соблюдается норма литературного языка, люди не брезгуют просторечием и жаргонизмами, а в регионах, в сельской местности ещё жи-

вут местные говоры – диалекты.

Официально-деловой стиль – это тексты государственных доку-

ментов, дипломатической переписки, законодательных актов, инструкций, деловой переписки, протоколов, актов, приказов, распоряжений и т. п.

Строгий и чёткий стиль официальных документов необходим, он обес-

печивает делопроизводство, контакты, правовую сферу. Но в последние два столетия стал употребляться термин канцелярский стиль, имеющий отрица-

тельную оценочную окраску, в основном в тех ситуациях речи, в которых канцелярские обороты речи проникают в живую речь, и не только письмен-

ную, но и в разговорную.

Характеристика официально-делового стиля: высокая точность форму-

лировок без возможных двояких толкований, строгая логика изложения, чёт-

кое построение текста (обычно с делением на параграфы), соблюдение спе-

цифических для деловых документов так называемых «языковых стандар-

тов» и этикетных оборотов речи: Высокие договаривающиеся стороны зак-

лючили настоящий договор о нижеследующем, обращение Ваше превосходи-

тельство – такова своеобразная юридическая фразеология. Для данного сти-

ля характерна некоторая консервативность и замкнутость. В то же время он не чужд заимствований, вызываемых международными деловыми контактами.

Публицистический стиль – это газетно-журнальная информация: статьи, заметки, обзоры, репортажи, интервью, фельетоны, обсуждения и дискуссии, очерки, записи речей политических деятелей, политические бро-

шюры и книги, предвыборная агитация, в какой-то степени – реклама.

Публицистика проникает и в эпистолярное наследие, в очередную беллет-

ристику, в мемуарную литературу, в научно-популярные и технические, тех-

нологические сочинения. Записи ораторских речей также во многих случаях представляют собой образцы публицистики.

В рамках публицистики могут быть выделены стили жанров: стиль фельетона, полемический, стиль интервью, мемуарный, стиль путевых заметок.

Характеристика публицистического стиля речи: уровень строгости нес-

колько снижен, тяготение к устно-разговорным приёмам, к диалогу с читате-

лем; публицистика нацелена на читателя вплоть до того, что газеты и журна-

лы предназначаются для молодёжи, для женщин или мужчин, для дачников, для тех или иных политических партий и движений. Эта нацеленность ориен-

тирована не только на содержание, на интересы, но и на особенности речи: «Литературная газета» отличается от «Московского комсомольца» (90-е годы XX в.). Несмотря на декларации независимости, пресса (так называемая масс- медиа), тенденциозна, что приводит к искажению истины, к отбору фактов. Публицистический текст узко нацелен на коммуникативную целесообраз-

ность, он должен быть легко доступен, интересен, понятен, поэтому в публи-

цистике широко применяются яркие, броские факты, лозунги, афоризмы, риторические фигуры – антитезы, риторические вопросы, парадоксы, юморески. Авторы-публицисты избегают усложнённого синтаксиса, лексики абстрактного значения, но им не чужды тропы (этого совсем не бывает в официальных текстах).

Если официально-деловому стилю свойственна функция регулятивная, то в публицистике преобладает агитационная, воспитательная функция, функция убеждения и воздействия на читателя, отчасти – функция эмоцио-

Научный стиль (точнее – научные стили, ибо в каждой научной отрасли своя терминология, свои дополнительные кодовые системы).

В научном стиле бывают выполнены монографии, статьи, отчёты, мате-

риалы конференций, симпозиумов, энциклопедий, собрания сочинений учёных, учебные курсы наук, словари и справочники.

Стиль учебников, их содержание – адаптированное изложение научного материала обычно определяют как учебно-научный; впрочем, этот термин используется лишь в образовательных системах, сферах.

Функция научных стилей – знаковое оформление, сохранение и переда-

ча новой, подчас трудно воспринимаемой даже специалистами информации. И никаких иносказаний, никакой многозначности – только познание.

В научном тексте может и не быть усложнённых синтаксических конст-

рукций; речь лаконична, текст насыщен специальной лексикой (терминоло-

гией), нередко латинской, английской, древнегреческой; цитаты со строгими ссылками на источник, формулы, диаграммы, схемы, чертежи; используются сокращения – аббревиатуры, принятые в данной науке; текст экономен, предельно точен.

Литературно-художественный стиль в ряду стилей занимает самостоятельное, особое место. Он выполняет эстетическую функцию, хотя одновременно направляет действие людей, текст воспитывает, убеждает, оду-

Говорить о сферах его применения – значит пересказывать другую, самостоятельную науку—поэтику.

Несмотря на огромное разнообразие литературных произведений, здесь возможна обобщённая стилевая характеристика.

Литература отражает мир средствами не только логического, но преиму-

щественно чувственного познания, в художественных образах. В нашем случае это образы, создаваемые и передаваемые в формах речи.

Писатель использует накопленные веками богатства языка, но он и обо-

гащает его; многие поэты жаловались: «Как бедна у мира слова мастерская!» Ему не хватает не только слов – он ищет новые конструкции текста: так родилась онегинская строфа. Пространство крупного, особенно – прозаичес-

кого, произведения требует разных стилей; в «Войне и мире» сосуществуют и взаимодействуют и народно-поэтический стиль, и французско-русские диалоги, и пространные научные монологи, и тексты официальных докумен-

тов, и эпистолярный стиль, и афоризмы, и пародии, и солдатский юмор, и разговорно-бытовой стиль различных социальных уровней.

Художественной литературе тесно в рамках узко понимаемых стилей языка, писатель творит, используя стилеобразующие возможности литера-

турного направления (классицизм, романтизм, критический реализм), моно-

лога и диалога, средств композиции, строфы, жанра и его разновидностей, индивидуальной речи персонажей, даже расположения строк на листе [6] и шрифтов.

Стилистика педагогической речи.

В речевом мастерстве учителя важное место занимает коммуникатив-

ный стиль педагога, формирующий в целом стилистику школьного урока. Понятие стиля определяют различно; очевидно, что «стиль – это человек», что можно говорить о стиле эпохи, менталитета, направления, одного автора или произведения (художественного высказывания). Имеет свой стиль и учи-

тель: его речевое мастерство при этом заключается в умении точно подоб-

рать стиль, соответствующий коммуникативному намерению и ситуации общения, задаче урока и наиболее удачному способу её речевого разрешения. Многословен или слишком краток учитель? Коммуникативно открыт или подчёркнуто расположен к монологу? Требователен или просто груб с учени-

ками? Использует только нейтральные структуры или прибегает к поэтичес-

кому стилю, допускает сниженную лексику? Центральной проблемой стилис-

тики в целом является синонимия: одну мысль можно выразить различно, стилистически оптимально и стилистически безграмотно применительно к ситуации общения. Лекция учёного отличается от выступления актёра по той же теме, статья в газете – от художественного текста. Используя различ-

ную стилистическую принадлежность синонимичных слов и конструкций, вы можете по-разному нацелить и организовать своих слушателей, собеседников и сотворцов. В.И.Аннушкин пишет: «Именно стиль преподавания позволяет вызвать у учащихся неравнодушное отношение к преподавателю как партнё-

ру педагогического общения и через преподавателя соотноситься с собствен-

но учебным предметом, который ярче закрепляется в сознании учащихся». Но стиль преподавания – производное дидактических задач, реализующихся как коммуникативные и формирующие отношения к учителю риторические.

Педагогическая риторика в наибольшей мере обращена на изучение эле-

ментов разговорного и литературно-художественного стилей в речи учителя. Школьная драмогерменевтика соотносит речевое мастерство учителя с искусством актёра, и это верно. Но в классе нет кулис, искренность педагога не предполагает отрепетированность, импровизационные моменты восприни-

маются как правило более вдумчиво и заинтересованно. Излагая учебную ин-

формацию, самую элементарную, можно организовать её как художествен-

ный монолог, а его ребята будут слушать зачарованно, не проронив ни слова. Но этот монолог, в отличие от сценического, обращён к знакомым слушате-

лям, интересы, потребности, способности, уровень притязаний которых известны. Поэтому он не самодостаточен: эстетически яркие фигуры имеют риторическую сверхзадачу – оптимальное изложение с последующим запоминанием, сохранением и припоминанием, формирование интереса к те-

ме и проблеме, диалогическую открытость. Элементы литературно-художес-

твенного стиля на уроке – это не только написанные кем-то тексты стихов или рассказов, это речетворческая деятельность самих учителя и ученика.

Нормативность речи подразумевает её правильность, точность, чистоту и уместность: речь, соответствующая этим признакам, позволяет слушающим не отвлекаться от содержания выступления, не бывает раздражения.

1. Правильность речи – это её соответствие литературным нормам, которые стремится соблюдать всякий культурный человек. Слушатели обычно воспринимают ненормативность как показатель недостаточной образованности, низкого уровня культуры. Не только языковой, но именно общей! Кому-то это могут простить: понятны недочёты в речи рабочего, колхозника, но совершенно иначе воспринимаются ошибки в речи учителя, менеджера, политика, журналиста или корреспондента.

Отступления от литературной нормы отвлекают внимание слушающих от восприятия содержания выступления, как говорят «режет слух», даёт по-

вод для насмешек и пародирования.

В отношении к литературной норме существует две крайности: пуризм и антинормализаторство. Пуристы воспринимают русский язык как нечто застывшее, раз и навсегда данное, характеризует любую инновацию как порчу языка, как безграмотность. Последовательный пуризм способен вызватьизвестное уважение, но, как всякая крайность, он раздражает: к сожа-

лению, не все мы в состоянии говорить, как актёры Малого Театра, который считается хранителем традиционного русского произношения.

2. Точность речи, то есть употребление каждого слова в полном соответствии с его значением.

Теоретик русского красноречия П.С.Пороховщиков считал, что «неопре-

делённость выражений обыкновенно бывает признаком неясного мышления. Только точное значение даёт точные выражения». Бывает и иное состояние между лексическим запасом человека и его знанием фактов: из-за плохого владения языком допускаются искажения в описании ситуации. Каждому говорящему по-русски, кажется, что он вполне знает все употребительные слова и, тем не менее, нередко встречаются недоразумения из-за того, что люди используют слова, не понимая до конца их смысла, что приводит к искажению мысли говорящего. Так, слово апробация иногда понимают как опробывание, на самом же деле точное значение слова апробация—одобре-

ние, скорее даже официальное одобрение.

3. Чистота речи – это отсутствие в ней элементов, чуждых литера-

турному языку по нравственно-эстетическим критериям. В речи воспитанно-

го человека не должно быть грубых слов, жаргонизмов, излишне откровен-

Профессор А.В.Миртов предложил в 1927 году «семь уроков вежливос-

4. Уместность речи – это её соответствие теме беседы, ситуации общения, адресату. Уместность речи – это расчёт на конкретных людей. Социальная подвижность нормы приводит к тому, что в определённой обстановке формы токари, слесари, шофёры могут показаться излишне рафинированными, ненатуральными, средством противопоставления себя слушателям, для которых привычны формы токаря, слесаря, шофёра.

Основной признак литературного языка – это его нормативность, обще-

принятость, научная обоснованность. В литературном языке сосредоточены наилучшие, оптимальные средства выражения мыслей и эмоций, обозначе-

ния понятий, он связан с деятельностью высокообразованных людей, авторов письменных произведений. Формируясь в письменной сфере культуры, лите-

ратурный язык оказывает нормализующее воздействие.

В языкопользовании, прагматике языка действуют центробежные тенде-

нции (центром служит нормированный литературный язык), что означает появление новых норм, расшатывающих единую нормированность языка и на произносительном, и на лексическом, и на грамматическом, и на орфогра-

Читайте также:  ноль восемь какой регион

фическом уровнях. Такие тенденции опасны, потому что становление едино-

го языка происходит в условиях дестабилизирующего влияния диалектов – территориальных и профессиональных, просторечия, жаргонов. Так что необходимость твёрдых норм, строгих и обязательных, была ранее или позднее осознана как средство его защиты от разрушения.

В целом нормы литературного языка очень строги, особенно в книгопе-

чатании; но всё же степень их обязательности неодинакова: различают импе-

ративные, их нарушения расценивают почти юридически как признак невла-

дения культурой речи, как грубые ошибки. Это нарушение парадигм склоне-

ния и спряжения, непонимание значения слова, почти вся орфография. Другие нарушения диспозитивные, не строго обязательные: в отпуску (разг.) – в отпуске (нейтр.). Есть варианты ударений: ина́че – и́наче, фено́мен – фе-

номе́н; варианты морфологических форм: Ложка дёгтя в бочке мёда – Лож-

ка дёгтю в бочке мёда. Однако варианты постепенно устраняются, унифици-

руются, особенно в правописании: так, до 1956 года можно было идти, ийти и итти теперь только идти. Если варианты не вносят никаких раз-

личий в значении, их оттенки, в сочетаемость слов, их называют дублетами, и язык либо освобождается от них, либо дифференцирует значения.

За рамками нормы пока остаются многочисленные грамматические, лек-

сические, стилистические варианты, которыми занимается практическая сти-

листика, их включают в справочники «Трудности русского языка».

В устной речи культурно-речевую функцию выполняет:

· владение фонетикой русского литературного языка, её законами, нормами произношения звуков речи в разных позициях фонем;

· владение орфоэпической и акцентологической нормой;

· владение просодическими средствами: интонациями – смысловыми и эмоциональными, ритмом, тембром голоса, фразовыми ударениями, паузами и пр.

Человек овладевает этими животрепещущими системами, опирающимися по преимуществу на интуицию – языковое чутьё, в раннем детстве под влия-

нием речи, звучащей в семье.

Фонетика (42 фонемы) ещё не обеспечивает произносительной куль-

туры: нужно овладеть орфоэпией, которая обширна и опирается не столько на правила (в отличие от орфографии), сколько на традицию. Помогут в этом словари, например «Словарь трудностей русского произношения» М.Л.

Каленчук и Р.Ф.Касаткиной (М., 1997).

Орфоэпия обеспечивает в общем единообразие звукового оформле-

ния устной речи, охватывает реализацию фонем, ритмику (сегментацию) речевого потока и словесное ударение. Она реагирует и на исторические процессы.

Эталоном произношения до недавнего времени служила сценическая речь, однако в последние годы она всё более подчиняется узуальным влия-

ниям, утрачивает функции эталона. В то же время повышается роль телеви-

дения, где выдвигаются телеведущие и обозреватели, дающие многомил-

лионной аудитории урок культуры речи (Е.Киселёв, С.Сорокина и др.).

Орфоэпия конца XX в. всё более подчиняется системе и обоснованной норме: выделены разделы «Произношение согласных и гласных звуков», «Глухость – звонкость», «Твёрдость – мягкость», «Долгота – краткость», раз-

граничиваются фонетические законы и орфоэпические правила. В качестве примеров здесь приводится оппозиция долгота – краткость.

Орфоэпические правила (к примеру): на стыке суффиксов –ист- и –ск- могут произноситься звуки [сск] и [ск]: альпини[сс]кий и альпини[с]кий.

Пользоваться подобными правилами не всегда легко в повседневной речи, они предназначены для самоконтроля.

Многие орфоэмы находятся в переходной стадии: до[жж’]и или до[жд’]и. В подобных случаях могут помочь стихи, где рифма выявляет произношение:

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные злые дожди

Как крынки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей, от дождя их к груди.

В то время молодой ещё поэт произносил [ д^жд] и (рифма дожди – груди), но старшее поколение говорило до[ жж`] и.

Лексический запас языка огромен: судя по словарям, общеупотреби-

тельная лексика русского языка насчитывает около 430 тысяч единиц плюс несколько десятков тысяч единиц значений за счёт многозначности слов. Эти подсчёты сделаны по 17-томному «Словарю современного русского литера-

турного языка», но в нём нет научной терминологии (а это миллионы слов), профессиональной лексики, топонимики (географических названий), имён и фамилий и мн. др.

По очень осторожным подсчётам в языковой памяти современного обра-

зованного человека хранится менее 200 тысяч лексических единиц родного и изучаемых языков. Такое количество, с одной стороны, может обеспечить выбор слова, адекватного замыслу, с другой стороны, не так легко сделать этот выбор быстро, в условиях спонтанной речи, монолога, диалога.

Таким образом, первое правило культуры речи в области лексики – это выбор точных, оригинальных слов; нельзя повторять одни и те же. Оказы-

вается, что знающий до 200 тысяч в своём активном запасе имеет всего 5 ты-

сяч слов, а некоторые обходятся тремя: отсюда убогость мысли и речи.

Второе требование – уместность, выразительность.

Третье – коммуникативная целесообразность – это сравнительно новое понятие, это требование прагматичного, направленно на достижение опти-

мального контакта и взаимопонимания, в сущности, риторические цели – убеждения, то есть воздействия на собеседника.

Что следует понимать под термином лексическая норма?

Во-первых, это точная закреплённость семантики слова: одного или нескольких значений. Во-вторых, это учёт исторических процессов в лексике и семантике: слова и значения устаревают, появляются новые. Издание новых толковых словарей и переиздание старых неизбежно отстают от ука-

занных процессов, и в отдельных случаях понятие лексической нормы раз-

мывается. В-третьих, формируют лексико-семантические образования типа синонимичных рядов, имеющих доминанту и целое семейство стилистически маркированных лексических вариантов; антонимов и паронимов.

Каждое знаменательное слово обладает способностью соединяться, со-

четаться не с любым словом, а лишь с некоторыми, образуя синтаксические структуры – словосочетания. Можно сказать высокий, заслуженный автори-

тет, но нельзя – «почётный авторитет», «дорогой авторитет». Говорят занимать высокое положение, но не «играть положение», зато можно иг-

рать роль. Согласие можно дать или получить, можно изъявить согласие, но нельзя «бросить» или «забыть согласие».

Словосочетания могут быть построены по способу согласования ( тёмный лес), управления (пошёл в театр) или примыкания ( повернул направо, громко закричал). Эти три способа связи – грамматические.

Но сама сочетаемость традиционна и усваивается на основе речевой дея-

тельности – аудирования, говорения, чтения и письма. Поэтому в родном языке ошибки в сочетаемости сравнительно редки, но иностранцу русскую сочетаемость усвоить трудно.

Норма в словообразовании.

В речи используются готовые слова, просуществовавшие, возможно, сот-

ни лет. Казалось бы, рядовому носителю языка создавать новые слова не следовало бы, и нормы словообразования ему не нужны.

Но это не совсем верно по следующим причинам: во-первых, новые сло-

ва всё же создаются, они рождаются в стихии речи (в узусе), и важно, чтобы они соответствовали моделям, традиционным для данного языка; во-вторых, индивид всё же имеет право на «окказиональные», разовые слова, не пред-

назначенные для регулярного использования, и эти продукты словотворчест-

ва не должны быть уродцами.

Грамматика наиболее полно отражает систему парадигм и правил функ-

ционирования языка, поэтому любые нарушения грамматического строя в ре-

чи воспринимается как грубейшее нарушение культуры, литературной нор-

мы. Простейшее её требование касается точного соблюдения систем склоне-

ния имён, спряжения глаголов, построения словосочетаний, всего огромного разнообразия предложений – простых, сложных, осложнённых, а также обра-

зования причастий и деепричастий, степеней сравнения прилагательного и пр. Это формообразующая сторона.

Как ни важна форма, но функциональный аспект и сложнее, и теснее связан с семантикой, выражением мысли. Культура речи состоит в неразрыв-

ном единстве этих двух подходов к грамматике.

В лингвистических исследованиях грамматике всегда уделялось первос-

тепенное внимание: её логико-смысловому фактору, формализующему подходу, структуральному, коммуникативно-функциональному, семантичес-

кому. Естественно, что с позиций риторики и теории речи наиболее весом предпоследний, функциональный, и культура речи, её уровень определяются по результатам коммуникативных актов, познавательной деятельности, выра-

жения мысли, её богатству, гибкости, разнообразию.

Грамматические механизмы усваиваются ребёнком практически в воз-

расте от полутора до 5 лет: всё, что в грамматике, морфемном составе слов закономерно, парадигматично, усваивается в практике аудирования и гово-

рения, на основе аналогий форм и значений; все эти грамматические зако-

номерности обычно не вызывают трудностей у детей. Но отклонения от за-

кономерности, непродуктивные формы, исключения из правил – всё то, что выходит за рамки системности, даётся детям, да и взрослым с большим трудом. И трагедия в том, что все эти нерегулярные явления утверждены нормой, они уже стали традиционными, нормативными как факты литератур-

ного языка. Все они должны быть заучены.

Приведём пример: продуктивный первый класс глагола имеет основы: ин-

финитив на –а [ i ] – бегают [-[ i ]ут], непродуктивный класс: пахать – пашут, но говорящий имеет тенденцию строить личную форму по модели первого продуктивного класса, то есть «пахают», плакать – «плакают» и тому по-

добные формы нарушают норму: эта ошибка не такая уж редкая.

Школа затрагивает немало сил и времени на усвоение подобных нерегу-

лярных явлений. Перечень таких «правильных неправильностей» очень велик, назовём некоторые из них – именно те, которые дают частые ошибки:

· двоякие формы, например, множественного числа имён существитель-

ных: килограмм баклажан и килограмм баклажанов, краткая форма предпочтительнее;

· колебания в роде имён существительных: бакенбард или бакенбарда;

· трудности в склонении фамилий или топонимов: Жюля Верна или Жюль Верн? из Бордо, из Осла(?);

· большие сложности с образованием падежных форм составных имён числительных типа 578: в текстах формы косвенных падежей, как пра-

вило, не употребляются, что в устной речи к массовым ошибкам (нужно: к пятистам семидесяти восьми, пятьюстами семьюдесятью восемью). В «Практической стилистике» Д.Э.Розенталя зафиксировано более 600 грамматических ситуаций и соответствующих им правил, ре-

коммендаций к выбору.

В синтаксисе простого и сложного предложений основные трудности у говорящего и пишущего связаны с цепями подчинительных связей в предло-

жениях. Так, размер предложения в речи человека со средним образованием колеблется от 10 слов до 20, а отдельные предложения достигают 35 слов и более, но «упреждающий синтез» (термин Н.И.Жинкина) равен в оператив-

ной речевой памяти 5-9 знаменательными словами. Иными словами, не только говорящий, но и пишущий, начав предложение, ещё не может знать, как он его закончит. Предполагается, что говорящий и пишущий, начав пред-

ложение, уже имеет общую схему (сетку, матрицу) высказывания, но выбор слов и тем более связи между словами ещё не намечены. Такой механизм синтаксического оформления речевого потока требует высокого уровня авто-

матизма и опережения, но если его недостаёт, то неизбежны грубейшие ошибки, нарушения правил синтаксиса и страдает общий рисунок речи: про-

пуски, повторы, поправки, неоправданные паузы, а иногда и возврат к началу текста ради новой попытки.

Трудности синтаксической нормы, приводящие к ошибкам:

· словосочетания с глагольным управлением, предложным и беспред-

бояться простуды, грозы «бояться простуду», «грозу»

прикасаться к проводам «касаться к проводам»

· цепи родительных падежей допускаются лишь до 4-го звена, 5-е считается ошибкой, нарушением: Исследование (чего?) употребления (1) глаголов (2) движения (3) в документах делового стиля (4) конца (5) XVIII века (6)…;

· тягостное впечатление производит однообразие синтаксических конст-

рукций, обычно малых по размерам, а также цели придаточных пред-

ложений, последовательно подчинённых, с одним и тем же союзом что или союзным словом который (случается до 3-4 придаточных);

· чрезмерное влечение к обособленным конструкциям, особенно к причастным оборотам, также не кажется естественным, особенно в бы-

товой речи (оттенок высокого стиля причастий отмечался ещё в XVIII веке, в какой-то мере он сохранился и теперь);

· неизменно в пособиях по культуре речи осуждается современная тен-

денция к абстракциям, в частности к употреблению рядов отглаголь-

ряжение, плодоношение, философствование, нетерпеливость и т. п.

· чрезмерное усложнение периодов, не всегда удобочитаемо в пись-

менном тексте, нежелательно в устной речи;

· повторы слов, словосочетаний и типов предложений также не всегда украшает речь, хотя, впрочем, повторы используются и как риторичес-

кие фигуры, особенно в поэтике: ритмические сегменты, рефрен, ана-

Таким образом, норма в морфологии и синтаксисе в значительной степе-

ни обеспечена правилами и моделями (парадигмами), в этом отношении она выгодно отличается от лексической нормы.

Нарушения нормы поддаются рубрикации:

· нарушение правил, то есть чётко сформулированных требований;

· неудачный выбор в многочисленных случаях неустойчивых форм, выбор, определяемый не столько формулой «можно/нельзя», сколько привычкой, чрезмерным доверием своему чутью;

· употребление формы риска – форм, которых следует избегать, напри-

мер, 1-е лицо будущего времени от глагола победить, его просто не употребляют в русском языке; наконец, форм, понимаемых двусмыс-

ленно: «обессмерчивают», «обуславливают».

О стилистической норме.

Учение о стилях возникло в Древней Греции примерно в одно время с поэтикой, просодией, риторикой (Деметрий, Дионисий Галикарнасский), вы-

делялись стили высокий, средний и низкий. Стили связывались с родами и жанрами литературы – трагедией, комедией, сатирой, лирикой, ораторией, научными трактатами. В этом смысле стилистическая норма имела место в эллинский, и в римский периоды, и в европейской традиции. По мере форми-

рования риторики как науки и роста авторитета риторики в образовании ук-

реплялась связь стилей с типами речи, текста, жанрами, ситуациями речи. В сущности, стили придворного этикета, канцелярских документов, оды или басни обладали весьма устойчивыми особенностями в лексике, в синтаксисе, фразеологии, а в устном исполнении и в интонациях, сопровождающих речь телодвижениях, костюмах, знаках отличия (всё это тоже знаки, подобно сло-

вам или этикетным речениям), что, несомненно, может рассматриваться как стилистическая норма не оформленная теоретически, а лишь опирающаяся на традицию и чутьё языка.

Естественно, что исследователи мастерства писателей, поэтов в сущнос-

ти моделировали их индивидуальный стиль, создавали манеру, стилистичес-

кий портрет. Действительно, по стилю можно узнать автора: Пушкина не спутаешь с Кольцовым, Достоевского – со Л.Толстым, Ахматову – с Маяков-

ским. Следовательно, индивидуальный стиль – это тоже подобие нормы: нор-

ма не для всех, а для одного; норма не по принуждению – поэт не может ина-

че, это стиль его личности.

Стиль – не только в языке; может быть охарактеризован стиль вокально-

го исполнения, говорят о стиле в поведении человека, о стильной мебели, одежде и пр.

Факт индивидуального стиля неоспорим; но общество, как правило про-

являет интерес лишь к стилю выдающихся личностей, действительно опре-

деляющих свою эпоху.

В XX в. в связи с возрастанием информационной функции языка (как и вообще роли информации в жизни общества) и общей тенденции нормирова-

ния, алгоритмизации в технике, производстве произошло осознание необхо-

димости более чёткого нормирования и в стилистике.

[1] См.: Античные риторики / Под ред. А.А.Тахо-Роди. – М., 1978.

[2] См.: Сопер П.Л. Основы искусства речи. – М., 1952.

[3] См.: Дюбуа Ж. и др. Общая риторика. – М., 1989

[4] См.: Винокур Г.О. Культура языка. – 2-е изд. – М., 1929.

[5] См.: Словарь синонимов русского языка / Под ред. А.П.Евгеньевой. – М., 1975. – с. 131.

Источник

admin
Своими руками
Adblock
detector